Насколько безопасен «банковский форекс»?

Опубликовано 16 мая 2013 в Ликбез 

Олег Акимов, экономист, Государственный университет управления,
специально для СуперИнвестор.Ru

В среде экспертов и игроков на валютных курсах бытует убеждение, что проблемы форекса связаны только с работой так называемых форекс-компаний, которые никем не регулируются и занимаются неблагонадежной деятельностью, обманывая клиентов. Однако, если те же услуги оказывает российский банк (владеющий валютной лицензией), то все меняется в лучшую сторону. Так ли это на самом деле?


Что такое «банковский форекс»?

Рынок форекс-услуг хотя и действует на основе схожих принципов, но не является однородным. Так, форекс услуги могут оказывать:

- отдельные форекс-компании;
- профессиональные участники рынка ценных бумаг;
- банки (обладающие валютной лицензией).

Когда речь идет о третьей категории (банках), в которую клиент может обратиться, чтобы торговать валютой на условиях маржинальных сделок, возникает такое понятие, как банковский форекс. Классическим примером банковского форекса в России можно назвать услуги, предоставляемые ВТБ24 или Нефтепромбанком.

А вот услуги «Альфа-форекса» нельзя отнести к банковским, даже несмотря на то, что компания активно так себя позиционирует, поскольку речь в данном случае идет не об Альфа-банке, а об отдельной форекс-компании, зарегистрированной на Британских Виргинских островах.

Чем объяснить интерес к «банковскому форексу»?

В апрельском номере журнала «Рынок ценных бумаг» вышло сразу несколько статей, в которых авторы пытаются донести до читателей преимущества банковского форекса по сравнению с небанковским. В одной из них вице-президент банка ВТБ24 Александр Сокологородский призвал форексные компании для легализации «приобретать банки с необходимым набором лицензий, чтобы проводить операции на рынке Форекс с клиентами на вполне законных основаниях под надзором Банка России».

Интерес к теме банковского форекса возник, конечно, не случайно. Банки, как впрочем и другие профучастники инвестрынка, все активнее вовлекаются в форекс-деятельность. Специальных правил Центробанка или ФСФР, ограничивающих их в этом, не существует. Поэтому, даже несмотря на то, что эта деятельность пользуется дурной славой, банки выходят на рынок форекса: деньги на дороге не валяются. Почему бы и не открыть новое направление розничной маржинальной торговли валютами в самом банке, отобрав лакомый кусок у «нехороших» форексников? Таким образом, возникает новый суббренд «банковский форекс», который, как утверждают его апологеты, лучше, безопасней и чище «обычного» форекса.

Мифы о банковском форексе

Однако, для нас важны не пиар-усилия банков, а реальность: что же меняется для клиента, который переходит от конторы к конторе, надеясь на честное к нему отношение? Может быть, банк сможет наконец предложить выход на реальный валютный рынок или обеспечить прозрачность и объективность?

На первый взгляд, все очень красиво: вот тебе настоящий банк, имеющий российскую прописку, вот тебе валютная лицензия. Соответственно, больше гарантий, что деньги на счете просто так не исчезнут вместе с самой форекс-кухней. Клиент думает, что наконец попал, куда следует, и может теперь поторговать на реальном межбанковском рынке, о чем ему постоянно напоминает реклама на сайтах банка. И именно здесь его ждет разочарование.

Миф 1. С банком клиент попадает на реальный валютный (иногда добавляют «межбанковский») рынок, а не на мифический, как с обычными форекс-компаниями.

Зададимся вопросом: меняется ли суть форекс-деятельности от того, что ею занимается банк, а не обычная форекс-контора? Принципиальных содержательных отличий в самой деятельности между банковским и небанковским форексом нет. Клиент вступает в арбитражную условную сделку, не предполагающую реальный обмен активами, с дилером, который имеет возможность менять котировки в выгодном ему направлении. И не важно, является ли этим дилером банк или обычная небанковская контора. Клиент играет не против рынка, а против самого дилера. Для тех же, кто по-прежнему думает, что банк обеспечит ему реальный выход на некий обещанный валютный межбанковский рынок, рекомендую для начала ознакомиться с регламентом проведения арбитражных операций с иностранными валютами (у любого банка, предоставляющего подобные услуги), где черным по белому написано, что арбитражные сделки - это сделки между банком и клиентом.

В дальнейшем банк-дилер сам решает, как он будет управлять рисками открытой валютной позиции. Например, он может хеджировать чистую позицию на валютном рынке, либо же путем нехитрых вычислений, в том числе при помощи специальных программ, может рассчитать, какую валютную котировку (повышающуюся или понижающуюся) ему выгодно выдать клиентам, чтобы остаться в плюсе. И это даже сложно назвать обманом как таковым. Дилер имеет право ставить те котировки, которые ему выгодны. Ведь даже незначительные малозаметные изменения курса в выгодную для банка сторону ведут к значительным проигрышам клиентов за счет маржинальности (плеча).

Банк выступает одновременно и организатором торговли, и расчетным (клиринговым) центром, и дилером (непосредственно контрагентом по сделке), что приводит к конфликту интересов. Чем больше клиентов проиграет, тем больше прибыль, за минусом расходов на хеджирование. Напрашивается логичный вопрос: а клиенту не все равно, выступает ли этим контрагентом сам банк, или же простая форекс-контора? Те банки, что вовлечены в маржинальную условную внебиржевую торговлю валютами с клиентами, по существу оказывают услуги по организации азартных игр, аналогичные деятельности обычных форексников.

Миф 2. Средства на счетах застрахованы

Например, уже упомянутый нами Александр Сокологородский утверждает, что «торговые счета клиентов в банке (при участии его в системе страхования вкладов) застрахованы государством». Это не так. Действие системы страхования не распространяется на торговые счета клиентов. Как только клиент перевел деньги со своего текущего счета на торговый (торгово-гарантийный), он автоматически выпадает из под действия системы страхования вкладов.

Миф 3. Банк России как-то специальному надзирает за форекс-деятельностью банков и разрабатывает для них специальные правила

Это тоже не так. Никаких правил Центробанка, регулирующих розничную маржинальную торговлю валютами, не существует. Актом, хоть как-то относящимся к проблеме, можно назвать Инструкцию ЦБ №124 «об установлении размеров (лимитов) открытой валютной позиции». Однако в этой инструкции рассчитываются лимиты для всех видов валютных операций в совокупности, отдельных для розничного форекса там нет.

Реальность

Что же все-таки меняется от того, что клиент торгует непосредственно с банком, а не форекс-компанией? По существу, и банк, и обычная форекс-контора предлагают клиентам схожие услуги, а потому разница будет не в сути операций, а в отношении к этим операциям.

Для обычного банка форекс-деятельность лишь дополняет его основную деятельность. Из этого вытекает разница в отношениях. С теоретической точки зрения, банку нет смысла «отжимать» клиента по полной, поскольку у него есть и иные источники доходов. Для форекс-компаний сама их деятельность является базовой, а потому «отжимать» клиента там будут более серьезно. Кроме того, хочешь - не хочешь, но банкам есть смысл думать о репутации. Массовые жалобы клиентов могут повредить их основной деятельности, что вынуждает вести себя более пристойно, прежде всего, в части возврата денег с торгового счета.

В тоже время, дополнительный характер услуг на форексе делает банки менее гибкими в работе с клиентами, прежде всего в части предлагаемых продуктов и технологий работы. Нельзя не упомянуть и о налоговом аспекте проблемы. Работая с банком на форексе, клиенту придется уплатить 13%-й налог на доходы (деньги будут удержаны банком), если по итогам торгов за период ему удастся быть в плюсе. Если же клиент работает с форекс-компанией, то он сам будет решать платить ему налог или скрыть доходы от государства.

Вывод

Хотелось бы вернуться в позиции Сергея Хестанова, который полагает, что «корень зла в Forex`ных контор заключается вовсе не в рынке Forex, а в отсутствии нормального правового регулирования». Я же полагаю, что корень зла изначально заключается не в отсутствии нормального правового регулирования, а в самой форекс-деятельности, в которой изначально заложен конфликт интересов. Исправить этот изъян государство не в состоянии, разве что полностью трансформировав этот вид деятельности во что-то принципиально иное. А значит, не столь важно, занимается форекс-деятельностью банк с лицензией или форекс-компания без банковской лицензии. Отличия могут быть в надежности организатора торговли – среднестатистический банк, вероятно, будет более надежен в плане возврата средств с клиентского счета, чем обычная форекс-контора. Фундаментальные же принципы их работы на форексе одинаковы.

Другие материалы Олега Акимова можно найти в его блоге

 

Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьями в социальных сетях!


Ваш комментарий

Имя:

Текст:

Также в этой рубрике:







Подписка на СуперИнвестор.Ru:


                    


Популярное за неделю

Рецензии

Реклама