Газовая сделка между Россией и Китаем: мираж ценой $400 миллиардов?

Опубликовано 31 мая 2014 в Ликбез, Переводы, Экономика 

Ни одна деловая сделка последнего времени не вызывала столько возбуждения, сколько объявление о том, что Россия будет поставлять Китаю 38 миллиардов кубических метров газа ежегодно в течение 30 лет. Сделку стоимостью 400 миллиардов долларов называют победой для России, победой для Китая и даже свидетельством сдвигов либо на энергетических рынках, либо в геополитике, либо и там и там. К сожалению, сделка не является ни тем ни другим.

газпром


Во-первых, рассмотрим коммерческие элементы сделки. Реальность такова, что Китай всегда был хозяином положения, поскольку добывать газ в восточных районах Сибири имеет смысл только в том случае, если в роли потребителя будет выступать Китай. В течение многих лет эксперты утверждали, что Китай не готов закупать газ у России по "европейским" ценам. Вряд ли это правда: Китай платит "по-европейски" Центральной Азии, и платит еще больше Катару и другим поставщикам сжиженного природного газа. Разница в том, что Китаю приходилось конкурировать за эти поставки с другими странами; в случае с газом из восточной Сибири преимущество на стороне Китая.

Мы еще не знаем всех деталей сделки, и не знаем, до конца ли проработаны все вопросы по ней. Если верить слухам, стоимость контракта составляет 400 миллиардов долларов, то есть 10 долларов за один миллион британских тепловых единиц (на американских товарно-сырьевых рынках цены на природный газ принято указывать в долларах за один миллион БТЕ; в одном кубическом метре природного газа содержится 35800БТЕ). Если отталкиваться от этих цифр, данный проект окажется не самым прибыльным для "Газпрома".

Однако с политической точки зрения эта сделка имеет огромное значение, особенно учитывая то, что в последнее время наблюдается рост доллара. Неспособность "Газпрома" завершить эту сделку расстраивала Кремль. Привилегированная позиция компании подвергалась критике, особенно в свете маркетинговой стратегии "Газпрома" в Европе. Самой видимой трещиной стало прошлогоднее решение позволить другим российским компаниям экспортировать сжиженный природный газ. Однако Кремль стремится избежать конкуренции, которая может привести к снижению цен на газ за рубежом. До 2013 года это означало Европу.

Для Европы эта сделка вряд ли имеет существенное значение. "Газпром" диверсифицирует свои рынки, но это прописная истина: любая сделка по продаже газа за пределы Европы служит данной цели. В 2013 году "Газпром" экспортировал в Европу около 162 миллиардов кубометров газа. Порядка 59 миллиардов кубометров ушло в страны СНГ. России предстоит пройти долгий путь, прежде чем она сможет рассматривать Азию и Европу в качестве равноценных партнеров - особенно если принимать в расчет, что большая часть инфраструктуры в Европе уже построена, а потенциальная прибыль от продажи дополнительного газа на восток в данный момент непонятна. Более того - залежи газа, который будет экспортироваться в Китай, находятся далеко от Европы, поэтому нельзя сказать, что он будет "перенаправлен" в Азию. На самом деле Россия в течение многих лет хотела, чтобы газ в Китай поступал через Запад, однако у китайцев нет потребности в дополнительном газе в той части страны, поэтому проект такого маршрута забуксовал.

Если говорить о Китае, для Поднебесной объемы поставок также важны, но не приведут к существенной трансформации. 38 миллиардов кубометров газа, которые Россия будет ежегодно экспортировать в Китай, в начале 2020-х гг. будут составлять от 10 до 15% от общего объема закупаемого Китаем газа. (К тому моменту схожие объемы газа будут поставлять страны Центральной Азии.) Власти Китая хорошо диверсифицировали портфель газовых поставок, полагаясь на внутреннее производство, поступление по трубопроводам из внешних источников и поставки сжиженного газа. (При этом Китай не закупает сжиженный природный газ напрямую у США.) Любая сделка, которая служит усилению чувства уверенности Китая, будет восприниматься как хорошая новость. Особенно если речь идет о сделке, способствующей добыче газа, который в противном случае оставался бы под землей.

Каковы геополитические последствия этой сделки? Для начала нужно рассмотреть ее в широком контексте. Агентство "Ассошиэйтид Пресс" пишет, в частности, что "стоимость контракта составляет 400 миллиардов долларов... это больше ВВП Южной Африки". Естественно, эта цифра представляет собой кумулятивный доход, полученный за 30-летний период, в то время как ВВП ЮАР - это доходы минус расходы за один год. Это все равно что сравнивать яблоко с яблоневым садом. Если разделить 400 миллиардов на 30, получится более разумная цифра: 13,3 миллиарда долларов ежегодного дохода.

Это - большая сумма денег, но в 2013 году Россия экспортировала товаров на 523 миллиарда долларов, газа - на 67,2 миллиарда. Получается, что 13,3 миллиарда - не такая уж и значительная сумма. На самом деле Россия больше выиграет от 5%-процентного увеличения цены на газ, чем от этой сделки. (Люди часто забывают, что на долю газа приходится всего 13% доходов России от экспорта.)

Эти 13,3 миллиарда долларов представляются более значительной суммой в контексте китайско-российских торговых отношений, но даже здесь все не так однозначно. В 2013 году Россия экспортировала в Китай товаров на сумму 35 миллиардов долларов (на долю нефти пришлось 70%), а импортировала на 53 миллиарда. По состоянию на сегодняшний день, этот газ составлял бы 13% совокупного объема двусторонней торговли между странами. Скорее всего, к 2019-2020 гг. на долю газа будет приходиться менее 10% от общего объема торговли между Россией и Китаем. Вместе с тем, в торговых отношениях между странами существует дисбаланс, и экспорт углеводородов - вероятно, лучшая возможность для России восстановить паритет (настолько насколько этот дефицит является проблемой для страной, которая, без учета этого обстоятельства, показывает положительный торговый баланс).

Каковы политические последствия этой сделки? К сожалению, на данный момент сказать по этому поводу практически нечего. Склонность ставить на одну доску более тесные торговые отношения и геополитические альянсы в лучшем случае сомнительна - так же как и попытки взять сложные отношения и притвориться, что расшифровать их получится с помощью простого кода. Украина, к примеру, в 2013 году была шестым по величине торговым партнером России. Привело ли это к упрочению политических связей? "Да" и "нет", в зависимости от того, кто стоял во главе.  В действительности, существует множество путей развития политических отношений между странами, которые начались "на газу". Яркий пример - двусторонние отношения между Россией и Европой, которые зиждятся не только на углеводородах.

Таким образом, сейчас слишком рано говорить о "великом геополитическом сдвиге", который будет иметь прогнозируемые последствия для США. На данный момент мы имеем важную торговую сделку, которая пополнит российский бюджет, диверсифицирует экспорт "Газпрома", повышает энергетическую безопасность Китая и создает новую торговую связь, которая может не только способствовать установлению более тесных отношений между странами, но и со временем стать источником разногласий.

Автор: Никос Цафос (Nikos Tsafos), консультант законодательного собрания штата Аляска по вопросам коммерческой реализации газа, в прошлом - директор компании PFC Energy.

Источник: The National Interest.

 

Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьями в социальных сетях!


Ваш комментарий

Имя:

Текст:

Также в этой рубрике:







Подписка на СуперИнвестор.Ru:


                    


Популярное за неделю

Рецензии

Реклама