Конец Уолл-стрит – 8

Опубликовано 11 Янв 2009 в Переводы 

Перед тем, как продолжить чтение перевода замечательного текста Майкла Льюиса об ипотечном крахе в США, посмотрите свежую заметку того же автора и Дэвида Айнхорна в переводе одного из самых интересных экономических блогеров av_rybin'а. Кстати, Дэвид Айнхорн - это тот самый глава хедж-фонда Greenlight Capital, который купил за $250100 право пообедать с Уорреном Баффетом. Кроме своих успехов в бизнесе, Айнхорн известен тем, что однажды решил сыграть в покер в рамках очень престижного турнира World Series of Poker. И выиграл $659730 (хотя и проиграл чемпиону). Самое интересное, что это была его единственная игра в серии - вероятно, человек умеет вовремя останавливаться. К тому же, выигранные деньги Дэвид пожертвовал в фонд, поддерживающий борьбу с болезнью Паркинсона.

В колонке для New York Times авторы предлагают изменить политику ФРС США, максимально сократив помощь крупным разоряющимся компаниям.


(Продолжение. Ранее опубликованные части: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7).

Автор: Майкл Льюис
Перевод: Сергей Сурин
Источник: Portfolio.com

Буквально за девять месяцев до этого Дэниэл и Мозес побывали в Орландо на промышленной конференции с весьма помпезным названием —«Американский форум по вопросам секьюритизации». На самом же деле это была своего рода презентация для всех тех, кто имел отношение к выдаче низкокачественных ипотечных кредитов. Там собрались представители организаций, непосредственно выдававших такие кредиты; сотрудники фирм с Уолл-стрит, занимавшихся «упаковкой» и продажей низкокачественных кредитов; руководители фондов, которые инвестировали средства в высокорисковые ипотечные облигации; представители агентств, устанавливавших рейтинги по таким облигациям, юристы, сопровождавшие сделки в указанном сегменте рынка.

— В общей сложности на конференцию приехали порядка шести тысяч человек, — говорит Дэниэл. — Просто уму непостижимо, сколько народу, оказывается, кормится в этом бизнесе. Каждая брокерская фирма, имеющая в своем составе подразделение по работе с долговыми инструментами, так или иначе связана с низкокачественной ипотекой. И вот мы воочию увидели перед собой, так сказать, «цвет профессии». Правда, «цвет» этот показался нам не слишком привлекательным… На фоне всех этих людей мы выглядели настоящими белыми воронами. Именно в тот момент мы начали понимать, как все запущено… и стали еще большими скептиками, если это вообще было возможно. Вернувшись домой, мы сказали Стиву: «М-да… Ей-богу, посмотрел бы ты на все на это своими глазами...»


Через некоторое время Айсман, Дэниэл и Мозес побывали в Лас-Вегасе, где состоялась еще более пафосная «ипотечная» конференция. К тому времени Айсман уже знал все, что ему было нужно знать, по поводу качества выдаваемых в стране кредитов. Правда, он еще не до конца понимал все нюансы, связанные с работой этой громадной махины, но его уже не покидала уверенность, что Уолл-стрит своими руками вырыла себе могилу. В общем, он был настроен по-боевому и решил задать всем жару.

Такая возможность представилась ему во время выступления главы ипотечной корпорации Option One, которая принадлежала компании H&R Block. Когда докладчик начал рассказывать о корпоративном портфеле высокорисковых кредитов, он заявил, что показатель дефолтов по таким кредитам ожидается на уровне не более 5%. Тут Айсман поднял руку. Мозес и Дэниэл втянули головы в плечи и вжались в свои кресла.

— Та часть конференции, которая посвящена вопросам и ответам, еще не началась, — вспоминает Мозес. — Выступавший еще не закончил свою речь. Тем не менее, он заметил поднятую руку Стива и произнес: «Да? Пожалуйста, я Вас слушаю».

— Простите, Вы назвали цифру в 5%. Вы имеете в виду реальную вероятность или умозрительную, теоретическую возможность? — спросил Айсман.

— Я имею в виду вполне реальную вероятность, — ответил докладчик и продолжил выступление.

Тут Айсман снова поднял руку и замахал ею в воздухе. «О, нет, только не это», — с ужасом подумал Мозес.

— Стив частенько говаривал, — поясняет Дэниэл, — что при общении с такими прожженными дельцами всегда надо исходить из того, что все они бессовестно врут. И всегда будут врать.

И Мозес, и Дэниэл прекрасно знали мнение Стива о тех, кто занимается выдачей низкокачественных кредитов. Правда, они полагали, что в данном случае ему не стоило бы так язвительно это мнение выражать. Так или иначе, Айсман поднял руку вовсе не затем, чтобы задать новый вопрос. Он соединил большой и указательный палец так, что они образовали большой круг. Этот жест был красноречивее любых слов.

— Да? — произнес докладчик, явно раздраженный. — Вы хотите задать еще вопрос?

— Нет, — сказал Айсман. — Это не вопрос. Это — НОЛЬ. Я категорически заявляю, что вероятность 5%-ного уровня дефолта по вашим кредитам равна НУЛЮ. И убытки, связанные с высокорисковыми кредитами, будут несопоставимо выше.

Прежде, чем обескураженный руководитель Option One смог вымолвить хоть слово, у Айсмана зазвонил мобильник. Вместо того, чтобы выключить телефон, Айсман демонстративно извлек его из кармана и приложил к уху, нажав кнопку ответа.

— Прошу прощения, — сказал он через секунду, поднимаясь с места. — Это очень важный звонок, и я должен на него ответить.

С этим словами он просто взял и вышел из зала.

Продолжение

 

Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьями в социальных сетях!


Ваш комментарий

Имя:

Текст:

Также в этой рубрике:







Подписка на СуперИнвестор.Ru:


                    


Популярное за неделю

Рецензии

Реклама