Экономическая эра бурного роста в Китае подходит к концу?

Опубликовано 28 Фев 2016 в Ликбез, Переводы, Экономика 

По итогам 2015 года Китайская Народная Республика показала самый низкий за последние 25 лет рост своего ВВП. Возможно, это говорит о том, что удивительная экономическая эра азиатского гиганта подходит к концу.

KMO_072173_00002_2_t218_230907


Китайские корпорации обзавелись экстремально высоким уровнем задолженности и бизнес-моделями, не подкрепленными никакими фундаментальными факторами экономики. Разговоры о том, чтобы "вычистить неиспользуемые производственные мощности" из китайской экономики, ведутся уже давно, однако аналитики не упоминают о том, что это может привести к потере сотен тысяч рабочих мест.

Первой отраслью промышленности, давшей слабину, стала сталелитейная. На долю Китая приходится примерно половина глобального потребления продукции этой отрасли. Вскоре за ней последовали сектор недвижимости, банковский сектор, судостроительная и угольная отрасли. На глобальной экономике это также сказывается. В декабре 2015 года издание The Economist сообщило, что доля глобальных платежей с использованием юаней (национальная валюта Китая) выросла более чем в четыре раза в период с 2011 по 2015 год.

Катастрофа на сталелитейном рынке Китая

По сообщениям агентства Синьхуа, в 2016 году из-за проблем в сталелитейной отрасли работы могут лишиться до 400 000 разнорабочих. Согласно оценкам института исследований и планирования китайской металлургии (China Metallurgical Industry Planning and Research Institute), не меньше рабочих мест будет потеряно в нефтегазовой отрасли.

Власти Китая попытались избежать потерь и закрыли торги на рынках акций, а также начали выдавать дешевые экстренные займы отраслям, находящимся под государственным управлением или пользующимся расположением государства, и реализовывать проекты в области гражданского строительства. Однако эти меры - не более чем "пластырь". "Красная экономика" нуждается в масштабных структурных реформах.

100 000 рабочих были уволены разом

Среди многих признаков, указывающих на нестабильность китайской экономики, больше всего выделялось сообщение о том, что в сентябре 2015 года угольный гигант Heilongjiang Longmay Mining Holding Group уволил около 100 000 работников за один день. Это произошло после того, как компания закрыла восемь угольных шахт в первом полугодии 2015 года из-за сокращения объемов производства и снижения цен на энергоносители.

Председатель Longmay Group Вань Сикуи объяснил массовые увольнения необходимостью остановить финансовое кровотечение, которое испытывала набравшая долгов компания. В 2014 году убытки компании составили 815 миллионов долларов. При текущих объемах выплат заработной платы своим сотрудникам компания не смогла бы рассчитаться с кредиторами. Всего за три года до этого, в 2011 году, Longmay Group показала прибыль в размере 125 миллионов долларов.

Проблемы с валютой, задолженностью, стоимостью товаров и активов

Семена тех экономических проблем, с которыми Китай столкнулся в 2015 году, были посеяны значительно раньше. Суммировать их можно одним термином: malinvestment (неэффективное инвестирование). Иначе говоря: когда 100 000 человек теряют работу за один день, возникает вопрос, почему 100 000 человек занимали нестабильные (unsustainable) рабочие места?

Если говорить коротко, имеющие большую задолженность китайские компании росли на доступе к легким деньгам и на ожиданиях дальнейшего роста стоимости активов. Знакомая история после кризиса 2007-08 гг., не так ли? Власти Китая потворствовали политике, приводившей к ненужному разрастанию таких отраслей, как судостроение, автомобилестроение, строительство жилья и добыча угля. Китайские компании брали кредиты у государственных банков, чтобы поддерживать свой рост, а китайские акционеры получали награду в виде рекордной стоимости акций.

После трех десятилетий двузначного роста ВВП большинство новых предприятий ориентировались именно на такую модель развития, даже несмотря на искусственно привлекательные процентные ставки. Проблема с этими прогнозами заключалась в том, что они не принимали  в расчет будущий спрос - не было никаких гарантий, что у местных или даже международных рынков будет сохраняться аппетит к такому расширению привилегированных отраслей промышленности.

Центральное правительство и банковская система Китая манипулировали стоимостью акций и валюты, а также процентными ставками и внутренним спросом. По сути, Китай создал "экономику понарошку", при которой компании брали в долг дотационные деньги, брали людей на рабочие места, которые не должны были существовать, накапливали излишние товары, которые никто не хотел покупать, и в конечном итоге выбрасывали их на рынок по ценам, которые могли позволить себе относительно немного китайских потребителей. Если бы международные доходы сократились, этот карточный домик попросту обрушился бы.

В конце концов реальность этих неэффективных инвестиций стала очевидной. В январе 2016 года газета  New York Times  написала: "Для того чтобы удержать темпы роста на прежнем уровне, власти Китая принимают различные меры - строят больше линий высокоскоростной железной дороги и призывают государственные банки выдавать кредиты". В результате "китайские верфи оказались заполнены наполовину законченными оболочками, похожими на распиленных надвое стальных червей".

Государственный капитализм - это просто выдумка?

Пузыри на рынках товаров, недвижимости и акций Китая поднимают серьезный вопрос: не является ли модель "государственного капитализма", применяемая в реформированной китайской экономике, не более чем выдумкой?

Цель роста ВВП, которую ставит перед собой правительство Китая, составляет 6,5% в год в период с 2016 по 2020 год. Вряд ли у него получится этого добиться, поскольку гигантская рабочая сила не обладает навыками, способными осуществить быстрый переход из производственного сектора в сферу оказания услуг, на которые еще не упал глобальный спрос.

Более того - власти Китая сделали все возможное, чтобы предотвратить быструю (и болезненную) реорганизацию. В июне власти страны ввели беспрецедентное регулирование на финансовых рынках, что мешает перетоку капитала из отраслей, доказавших свою неэффективность, в те, где еще есть надежда на развитие. Масштабные проекты в области гражданского строительства могут подстегивать ВВП, но, по сути, гарантируют лишь, что рабочие будут тянуть лямку в тех отраслях, на которые у рынка нет спроса.

Первые рыночные реформы, проведенные в Китае в 1970 и 1980-х годах, дали начало эре огромного роста. В том случае, если власти Китая не готовы принимать открытые рынки, - то есть не только получать прибыль, но и нести убытки, разрешить права на интеллектуальную собственность, не соваться в управление экономикой, - впереди, возможно, их ждет эра отчаяния.

Источник: Investopedia.com.

 

Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьями в социальных сетях!


Ваш комментарий

Имя:

Текст:

Также в этой рубрике:







Подписка на СуперИнвестор.Ru:


                    


Популярное за неделю

Рецензии

Реклама