Об инвестиционном климате и ИКЕА

Опубликовано 30 марта 2010 в Ссылки 

Фондовый рынок — это не только графики и циферки, как думают многие наивные «теханалитики». Это — в существенной степени отражение того, что происходит в экономике страны, в политике и даже в общественной жизни. А российский фондовый рынок к тому же очень сильно зависит от иностранных инвесторов, которые также ориентируются на события в стране, в том числе, на так называемый «инвестиционный климат».

Климат этот в России суров. Западные инвесторы вкладывают деньги в Россию не потому что здесь удобно работать, а потому что сверхвысокая прибыль, которую они могут здесь иметь, пока перекрывает весь идиотизм ситуации. Российский народ позволяет чиновникам забирать у себя деньги (через коммерсантов) и платит втридорога за самые простые вещи. А иностранцам этих дикарей, в общем-то не жалко.

Иногда бывают исключения. Многим известен пример компании ИКЕА, которая принципиально не даёт взятки, от чего и страдает в России. Её проекты постоянно тормозятся, различные разрешения получаются месяцами и годами, а люди не могут купить хорошую недорогую мебель. До недавних пор это всё было «понятно», но скрыто — обвинять в чём-то чиновников в России опасно.

Но в середине марта вышла книга бывшего директора ИКЕА в России Леннарта Дальгрена, в которой он рассказал почти всё, что происходило вокруг бизнеса ИКЕА с самого начала. Книга очень откровенная. Настолько, что в руководстве ИКЕА она не получила одобрения — можно испортить отношения с чиновниками. Но запрещать её в компании не стали. В общем, для понимания ситуации в России и формирования представления об инвестиционном климате её обязательно надо прочитать.

Журнал Форбс опубликовал недавно несколько отрывков из книги. Некоторые из них для ознакомления приведу здесь.



Про главу Солнечногорского района

Для того чтобы обеспечивать наши магазины товарами, необходим был дистрибьюторский центр. Мы начали подыскивать участок под него и нашли неплохой вариант в 30 километрах к северу от нашего первого магазина в районе деревни Есипово Солнечногорского района.

Глава района Попов оказался чрезвычайно активным человеком — он всегда был в пути с одной встречи на другую, всегда опаздывал, и люди из его приемной всегда объясняли его отсутствие тем, что он на встрече с губернатором. Впервые мы встретились с ним у нас в офисе — что в целом для него очень нехарактерно. После дежурного обмена приветствиями он внезапно заявил: «Мистер Леннарт, я все о вас знаю».

Конечно же, я поинтересовался откуда. Он ответил, что как раз едет из ФСБ, где внимательно изучил мое досье. Я не сомневался, что определенные данные обо мне там есть. Какое-то время мы подозревали, что наши телефоны прослушиваются. Слово за слово, я пытался выудить хоть какую-то информацию из Попова. Сначала он ограничивался общими словами, которые можно было отнести к кому угодно. Но я настаивал: «Скажите по крайней мере, что обо мне сказано плохого».

«Там особо отмечается ваш главный недостаток. Мистер Леннарт, вы очень скупой и экономите сверх меры».

Не успел Попов уехать, я сел писать запрос в ФСБ с просьбой предоставить выписку из моего досье. Я был почти уверен в том, что ответа не будет, но не мог удержаться. Через какое-то время в нашу службу безопасности позвонили из ФСБ, чтобы узнать, насколько серьезно следует относиться к моему запросу. Наш менеджер по безопасности подошел ко мне, чтобы выяснить, действительно ли я запрашивал такую выписку у ФСБ. Когда я рассказал ему обо всем, он еле сдержал смех.

Про Путина

...Ингвар [Кампрад, глава ИКЕА] несколько раз общался с Жуковым, обсуждая ситуацию в стране и мире. Вице-премьер подчеркивал, что российское правительство поддерживает деятельность ИКЕА в России и готово содействовать в реализации нашей инвестиционной программы. Ингвар повторял, что Россия является для ИКЕА приоритетной страной. Эти встречи неизменно проходили в обстановке взаимного доверия и уважения.

Как-то я вновь оказался среди людей, с которыми можно было обсудить возможность встречи между Кампрадом и Путиным. Один из присутствующих сказал по-русски, что ИКЕА вряд ли захочет встречаться с Путиным. Я поинтересовался почему. Не знаю, говорили они серьезно или шутили, но ответ был такой: «ИКЕА же на всем экономит, а по нашему таксометру встреча с Путиным будет стоить пять-десять миллионов долларов, которые вы никогда не заплатите». Инстинктивно я почувствовал, что, пожалуй, будет лучше не развивать эту тему, и ничего не ответил.

Про Батурину

Один случай, связанный с именем госпожи Батуриной, супруги московского мэра Лужкова — известной, амбициозной и преуспевающей бизнес-леди и самой богатой женщины в России, — долго не выходил у меня из головы. Батуриной принадлежат строительные компании и целый ряд других производств, в частности, заводы, которые делают мебель из пластмассы. В одной из наших встреч с представителями этой компании, которую мы рассматривали в качестве потенциального поставщика, неожиданно приняла участие сама госпожа Батурина.

Она вошла в комнату посреди разговора и, не представившись, заявила, что если мы собираемся закупать продукцию одного из ее предприятий, то делать это предстоит на ее условиях. Условия эти оказались за гранью разумного и были абсолютно неприемлемыми. Потом нам говорили, что это разногласие сыграло роль красной тряпки в наших последующих переговорах с ее супругом о строительстве ИКЕА на Кутузовском проспекте. До сих пор не могу поверить, что это может быть правдой.

(Из книги Леннарта Дальгрена «Вопреки абсурду: как я покорял Россию, а она - меня. Воспоминания бывшего генерального директора ИКЕА в России»).

 

Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьями в социальных сетях!


Ваш комментарий

Имя:

Текст:

Также в этой рубрике:







Подписка на СуперИнвестор.Ru:


                    


Популярное за неделю

Рецензии

Реклама