BP и Роснефть: страх и амбиции

Опубликовано 19 Янв 2011 в События 

Одна из крупнейших мировых энергетических компаний британская BP исторически не отличалась чистоплотностью и брезгливостью в выборе партнёров. Попытки создать репутацию приличной корпорации через ребрендинг, пиар «зелёных» технологий и концентрацию усилий на развитых рынках закончились катастрофической утечкой нефти в Мексиканском заливе и откровенной ненавистью к компании со стороны властей США и граждан развитых стран.

Утечка нефти привела не только к большим репутационным и политическим потерям, но и к серьёзным финансовым проблемам, падению капитализации компании и, в конечном итоге, к возможности её поглощения более успешными конкурентами. Среди возможных претендентов на покупку назывались, например, компании Exxon Mobil и Royal Dutch Shell.

С лета прошлого года менеджмент BP искал возможность избежать печальной участи. Компании был нужен не столько «кошелёк» потенциального партнёра, сколько уверенность в его лояльности и политической силе. Деньги можно найти за счёт распродажи части активов, но политическая поддержка в сочетании с решимостью защищать партнёра до конца — редкий в наше время ресурс. Особенно для тех, кто крупно облажался. Тут-то и подоспело предложение российского «теневого премьера» Игоря Сечина.



Россия была не первой предложившей свои услуги страной. По просочившимся в прессу сведениям, переговоры о вхождении в капитал BP велись с арабскими шейхами и с прямыми конкурентами британской компании. Но в первом случае нельзя было рассчитывать на политическую поддержку (шейхи не будут перечить США), а во втором — велик риск оказаться «кинутым» в самый неподходящий момент.

Российское же предложение, похоже, сочетало в себе все необходимые элементы. С одной стороны, потоптаться на мозолях Обамы (который уже давно гнобит BP почём зря) — удовольствие для «крутых пацанов» из российского правительства. Всерьёз противостоять США ни по одному параметру они не могут, а нагадить по мелочи ещё способны. С другой, у BP есть гарантия, что кремлёвские (точнее, «белодомовские») не будут предпринимать каких-то недружественных действий — у них нет необходимых ресурсов, чтобы «война» с BP имела какой-либо смысл. В общем, для опозорившейся компании Москва — практически идеальный партнёр.

В чём же выгода для Путина и Сечина? Тут есть два аспекта. Главный — понты. Мужики добились в своей жизни всех возможных материальных целей, обеспечив и себя (если доживут до старости), и детей, и внуков с правнуками. Теперь важно удовлетворить другие амбиции — показать свою крутизну не в лягушатнике российского бизнеса, а в «мировом океане». Отсюда, кстати, растут корни всех этих олимпиад, чемпионатов мира и прочих событий мирового масштаба, которые эти товарищи активно скупают. А что, «крупнейший акционер BP» - для них звучит очень неплохо. Уж точно лучше, чем «мафиозный полковник КГБ». А то, что акции записаны на Роснефть — это несущественные детали, все же понимают, кто на самом деле рулит этой компанией.

Второй аспект — попытка легитимизации на международном уровне за счёт переплетения своих интересов с интересами ключевых семей и компаний развитого мира. То, что BP получила в собственность тот самый пакет акций, который Роснефть увела у ЮКОСа, совершенно не случайно. Это своего рода «отмывание краденого»: мол, если западная компания не брезгует брать эти акции, то всё, что с ними связано, было правильно и законно. Сработает ли этот расчёт — покажет время, но не стоит забывать, что репутация BP сейчас не сильно лучше репутации Путина и Сечина (хотя, конечно, всё-таки лучше). Поэтому полного и безоговорочного оправдания последствий «дела ЮКОСа» эта сделка не даёт.

В принципе, обмен акциями — сделка вполне самодостаточная. Но оставлять её в таком виде — значит, дать возможность злопыхателям подробно объяснять её механизм. А это не очень приятно. Получается, надо создать «дымовую завесу», некий отвлекающий фактор, привлекающий к себе основное внимание публики. Так возникла тема «арктических проектов».

BP давно хочет получить доступ к освоению российской Арктики. Этот регион — один из очень немногих потенциально выгодных районов шарика, до которых до сих пор не добралась какая-нибудь крупная корпорация. Не слишком дорого получить его в своё распоряжение было бы очень приятно.

Но освоение Арктики — дело очень долгое и затратное. Речь идёт о десятилетиях и десятках миллиардов долларов. Только на предварительную оценку наличия запасов нефти и газа уйдёт несколько (до 10) лет и несколько миллиардов. Дело в том, что про реальные запасы углеводородов в данном регионе ничего неизвестно. Числа, которые называл Путин, и которые разошлись по всем СМИ и агентствам (5 млрд тонн нефти) — это не запасы, а ресурсы. С бытовой точки зрения разницы между этими словами почти нет, но в геологии это принципиально разные термины.

«Ресурсы» - это предположения на уровне гаданий. Существуют различные косвенные признаки, показывающие, что в том или ином месте может быть нефть. А может и не быть. В ЖЖ-журнале Oil review приводится замечательный пример: история участка Кулалинская/Курмангазы на границе России и Казахстана. Предварительные исследования показали ресурсы нефти на уровне 6,2 млрд тонн (что больше, чем в Карском море). Компании и правительства России и Казахстана многие годы бодались за право разрабатывать этот участок. В итоге Роснефть провела тщательную сейсморазведку Курмангазы и пробурила две скважины. Присутствие нефти не было обнаружено даже в небольших количествах. Проект закрыт. Убыток Роснефти превысил $100 млн.

Но даже если в результате исследований подтвердится наличие не ресурсов, а запасов нефти и газа в Карском море, их добыча начнётся в лучшем случае лет через 15-20, а её себестоимость окажется космической из-за сложностей климатом, уникальной конструкции платформ (Северное море — детский сад по сравнению с Карским, тут нужны особые инженерные решения), транспортировкой добытого. Не говоря уже о том, что планировать что-либо на 15-20 лет вперёд в России как минимум наивно.

Поэтому пока все громкие заявления о сотрудничестве BP и Роснефти в Арктике — пустой звук, шум, который должен отвлечь внимание от основной сделки — обмена акциями.

Сам же обмен никакого экономического значения не имеет — это результат смешения страха и гипертрофированных амбиций.

 

Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьями в социальных сетях!


Ваш комментарий

Имя:

Текст:

Также в этой рубрике:







Подписка на СуперИнвестор.Ru:


                    


Популярное за неделю

Рецензии

Реклама