Контринвестиции — Баффет и наш портфель

Опубликовано 2 Фев 2011 в Ликбез 

В предыдущих заметках о контринвестициях мы рассмотрели теорию и правила этого интересного подхода. Напомним, смысл контринвестирования — покупать, когда все продают, и продавать, когда все покупают. Холодная голова и уверенность в правильности собственного анализа ситуации на рынке могут помочь сделать правильный выбор акций для покупки во время паники и не поддаться на безудержный оптимизм во время бума.

Если же говорить о практике, то успех подобного рода вложений можно оценить только через продолжительное время после покупки бумаг. И, как это часто бывает, удачные примеры мы хорошо знаем, а неудачные никто напоказ не выставляет. Тем не менее, изучение успешных контринвестиций может дать хорошую пищу для размышлений грамотному инвестору.

Рассмотрим три ярких примера того, как инвесторы пошли «против толпы» и получили очень приличную доходность. В принципе, в интернет-журнале СуперИнвестор.Ru все эти случаи уже обсуждались, а один из них был отработан в нашем виртуальном инвестиционном портфеле так сказать «вживую». Но повторить пройденное и посмотреть на него с немного другой стороны всегда полезно.



В октябре 2008 года Уоррен Баффет совершил удивившую многих сделку. На фоне падающего рынка и весьма смутных перспектив банковской сферы США он заплатил $5 млрд за привилегированные акции инвестбанка Goldman Sachs и права на покупку 43,48 млн обыкновенных акций этого же банка в период до октября 2013 года по $115 за акцию (на тот момент они стоили немного меньше). При этом по привилегированным акциям Goldman обязался платить «твёрдые» дивиденды в размере 10% годовых. Многим казалось, что «старик окончательно сбрендил». И критики имели право на такое мнение: акции банка продолжили падение, к 17 ноября того же года достигнув отметки $53,3. Но Баффет смотрел намного дальше. Достигнув дна, цены на акции пошли вверх. К уровню $115 они подошли уже в конце марта 2009 года, а ровно через год после сделки бумаги стоили уже больше $180 (сейчас они стоят $165). При этом, напомним, Goldman платит по $0,5 млрд в год в виде дивидендов по «префам». Кстати, по правилам выпуска этих привилегированных акций, банк может их выкупить, но не по «номиналу», а с 10%-й премией.

В общем, получается, что только привилегированные акции Goldman Sachs уже принесли Баффету 2*0,5+0,1*5=$1,5 млрд прибыли. Если же инвестор захочет реализовать варранты (права выкупа) на обыкновенные акции по $115 за штуку, то, с учётом текущей цены бумаг $165, он получит примерно 2 млрд прибыли. Получается, что вложив во время кризиса $5 млрд в никому на тот момент не нужные падающие в цене бумаги, Баффет уже имеет прибыли на $3,5 млрд. Пока существенная часть этой прибыли «бумажная», так как права на акции не реализованы, но вполне возможно, что сумма ещё вырастет — если акции Goldman до октября 2013 года подорожают. К тому же не стоит забывать про $0,5 млрд, которые будут платиться ежегодно, пока Goldman не выкупит свои привилегированные акции.

Точно такую же сделку примерно в то же время инвестор заключил и с General Electric, но на $3 млрд. В этом случае прибыль пока меньше — при цене исполнения варранта в $22,25 за «обычку» GE, текущая стоимость акций — $20,8. Прибыль пока есть только от дивидендов по привилегированным бумагам — те же 10% в год плюс 10% премии при выкупе, но вряд ли стоит сомневаться, что цена акций GE уже совсем скоро преодолеет $22 и пойдёт дальше.

В качестве примера классического контринвестирования на российском рынке можно привести ситуацию вокруг компании Распадская. В начале мая 2010 года на основной шахте угледобывающей корпорации произошла крупная авария. Хуже всего, конечно, что погибло много людей. Но и экономический эффект от аварии был значительным — добыча угля на шахте, дававшей 60-65% продукции компании, была остановлена на месяцы. Естественно, акции Распадской отреагировали на эти события падением цены — на 23,5% до 132 рублей. В дальнейшем различные факторы довели цену до 117-120 рублей за акцию.

К этому моменту масштабы аварии стали понятны и аналитики смогли довольно точно подсчитать ожидаемые потери компании. Выяснилось, что рынок заметно переоценил уровень проблем Распадской и излишне занизил стоимость её акций. В июне, июле и августе не испугавшиеся инвесторы, явно пошедшие «против толпы», покупали акции компании по 120-140 рублей. И не ошиблись: цены бумаг пошли вверх и уже в октябре вышли на доаварийный уровень 170-180 рублей. Контринвестиции в тот момент принесли 30-50% прибыли за 3-4 месяца. Если же контринвестор подождал ещё, то в декабре-январе мог продать бумаги по цене выше 200 рублей за акцию.

Напомним, что на фоне этой истории мы начали «покупать» акции Распадской (в дополнение к уже имевшимся) в наш среднесрочный инвестиционный портфель в июне и продолжили в июле и августе. Средняя цена покупки тогда составила 130,5 рублей за акцию. «Проданы» они были в несколько приёмов в диапазоне от 160 до 211 рублей за акцию.

Второй пример успешных контринвестиций на российском рынке — покупка акций Сбербанка в разгар кризиса. Бумаги банка подешевели в 5-7 раз по сравнению с докризисными временами, что совершенно очевидно не было оправдано. Покупка акций Сбербанка смелыми контринвесторами по 15-25 рублей осенью 2008 года — весной 2009 года уже к январю 2010 года принесла прибыль в 250-500%.

 

Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьями в социальных сетях!


Ваш комментарий

Имя:

Текст:

Также в этой рубрике:







Подписка на СуперИнвестор.Ru:


                    


Популярное за неделю

Рецензии

Реклама