Панама XXI века или Как китайцы наживаются на американских инвесторах

Опубликовано 9 марта 2011 в Ликбез, События 

Источник: The Street

Те, кто интересуется историей, прекрасно помнят одну из самых громких бизнес-афер XIX века — строительство Панамского канала, затеянное Фердинандом Лессепсом и его «Всеобщей компанией межокеанского канала». Лессепс обещал акционерам компании грандиозные прибыли — не меньшие, чем получили те, кто инвестировал в его предыдущий проект канала в Суэце. Воодушевленные вкладчики во Франции и других европейских странах толпами покупали акции Лессепса (всего бумаги приобрели 800 тыс. человек). Но обещанной прибыли так и не получили. Расходы по проекту сильно превысили первоначальную смету, проект канала оказался крайне неудачным, а компания Лессепса оказалась замешана сразу в нескольких крупных скандалах, которые в итоге и привели ее к банкротству, а вкладчиков — к разорению.

Казалось бы, Панамская афера должна была научить инвесторов мудрости и заставить твердо запомнить несколько простых правил: вкладывать деньги только в понятный и прозрачный бизнес, который можно контролировать если не лично, то хотя бы при помощи отчетности и независимых директоров. Но тем не менее, жадность и обещание быстрой прибыли в «модных» секторах экономики регулярно застилают людям глаза. И инвесторы по-прежнему вкладывают средства в компании, которые при ближайшем рассмотрении оказываются ничем иным, как очередной «Панамой» - территориально далеким, непрозрачным и непонятным бизнесом с нечистоплотным руководством.

В Америке XXI века такой «Панамой» стали акции китайских компаний. Количество погоревших на них инвесторов уже исчисляется тысячами, а Федеральная комиссия по ценным бумагам США несколько месяцев проводит масштабное расследование и по всей видимости, ужесточит правила продажи китайских акций на американских биржах. Как же именно действовали новые последователи Фердинанда Лессепса, и что заставляло американских вкладчиков расхватывать предлагаемые ими китайские акции, как горячие пирожки?



Схема, в которой участвовали нечистоплотные владельцы китайских компаний и их американские контрагенты, работала следующим образом. Для начала посредники (как инвесткомпании, так и частные лица) находили в Китае фирмы, которые могли заинтересовать массовых американских инвесторов — тех самых Джонов и Биллов из Арканзаса, которым хотелось вложить лишние $10-100 тыс. во что-то, что помогло бы им получить быструю прибыль. Компания могла заниматься чем угодно — от нефти и медицины до био- и нанотехнологий. Главное, чтобы сфера ее деятельности позволяла нарисовать красочную картину с обещаниями невиданных темпов экономического роста и грядущего завоевания рынка. И эти обещания звучали очень убедительно - ведь всем, даже далеким от экономики, людям сегодня известно, что такое «китайское экономическое чудо».

Чтобы вывести фирму из зоны действия драконовских китайских законов, которые ограничивали вложения иностранного капитала в китайские компании, найденная фирма преобразовывалась в холдинг, головное отделение которого регистрировалось в оффшорной зоне, например на Британских Виргинских островах. Затем новообразованный холдинг покупался американской компанией. Но не обычной, а так называемой shell company или, как их принято называть в экономической литературе, «пустышкой» - любой фирмой, которая когда-то давно вышла на фондовую биржу и чьи акции все еще находятся в обороте, даже несмотря на то, что компания уже прекратила свою основную деятельность или находится на грани умирания.

Эта схема проворачивалась с одной-единственной целью — как можно сильнее сократить дистанцию для выхода китайской компании на американский рынок. Если бы китайская фирма пошла бы по обычному пути, который должны пройти все, кто мечтает, чтобы его бумаги торговались на NYSE или других американских биржах, пришлось пройти если не через семь кругов ада, то через что-то очень похожее: привести в порядок отчетность, нанять международно признанных аудиторов, и только после задумываться об IPO. Но имея «крышу» в лице американской корпорации, китайской компании не требовалось почти ничего. Сделка по покупке «пустышкой» оформлялась как «слияние», а на американской бирже под старым известным кодом появлялась новая компания — с китайскими корнями, эффективным менеджментом, передовыми технологиями и огромными перспективами роста. По крайней мере именно так ее расписывали инвесторам американские контрагенты.

Дальше компания шла по традиционному пути — пыталась увеличить свой капитал и проводила несколько размещений акций. Сначала часть акций продавалась крупным вкладчикам первого уровня — нескольким инвестфондам и частным лицам, которые были готовы вложить в перспективный бизнес сотни тысяч долларов. Когда это происходило, приток капитала повышал стоимость компании и ее активов, ее ликвидность увеличивалась, и в результате бывшая «пустышка» получала возможность разместиться на крупнейших биржах США. При вторичном размещении, которое также проводилось под бравурные отчеты головной компании и прикормленных аналитиков, акции предлагались уже более широкому кругу инвесторов — тысячам Джонам и Биллам из Арканзаса, каждый из которых рассчитывал заработать столько же, сколько и инвесторы первого уровня.

Что происходило далее — легко предположить. В самом плохом случае после вторичного размещения инвесторы первого уровня и владельцы новой компании просто «сливали» имеющиеся у них на руках акции по максимально возможной цене и исчезали, возвращая «пустышку» в изначальное состояние. Массовые инвесторы оставались с непонятными бумагами на руках и не имели ни малейшей информации о дальнейшей судьбе купленной ими собственности — ведь очень редко у кого из них была возможность и желание поехать в деревню с непроизносимым названием на другом конце земного шара и выяснить, что же на самом деле производит «Китайская компания тары и упаковки», «Китайская медицинская компания» или тому подобные предприятия. Ситуацию осложнял и языковой барьер: если компания и вела какую-либо отчетность, то в 90% случаев делала это китайском языке.

Если же незадачливым инвесторам везло, то руководство китайской фирмы никуда не исчезало, а компания, как и раньше, продолжала выпускать продукцию. Вот только 50-100% прибыли, которые была обещаны на этапе покупки акций, почему-то так не появлялась, а акции стремительно падали в цене.

 

Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьями в социальных сетях!


Ваш комментарий

Имя:

Текст:

Также в этой рубрике:







Подписка на СуперИнвестор.Ru:


                    


Популярное за неделю

Рецензии

Реклама