Интервью Баффета. Часть 1. О кризисе

Опубликовано 31 марта 2011 в Переводы 

Израильская газета Haaretz опубликовала пространное интервью с Уорреном Баффетом. В нем инвестор №1 в мире рассуждает о недавнем финансовом кризисе, называет виновных, сравнивает кредитное «плечо» с алкоголем и рассказывает, какую шутку они совместно с Биллом Гейтсом любят рассказывать. СуперИнвестор.Ru публикует перевод этого интервью с небольшими сокращениями.

Haaretz: Когда мы в последний раз общались в октябре 2007 года, за четыре месяца до краха Bear Stearns и за десять месяцев до краха Lehman Brothers, вы не видели причин для возможного финансового кризиса...

Баффет: Конечно, я бы хотел предвидеть кризис. Но... Я знал, что на рынке недвижимости надувается пузырь, но не ожидал, что он приобретёт размеры цунами.

Н: Какие главные уроки вы извлекли из финансового кризиса?

Б: Да в общем-то это никакие не новые уроки. Это все старые общеизвестные истины. Никогда не занимайте деньги, если не сможете следующим утром отдать кредитору всю сумму. Не позволяйте рынкам указывать вам, что делать. Всегда играйте в свою игру. Никогда не берите на себя риски, которые слишком велики для вас.



Да, я не видел, что приближается кризис. Но эти истины с давних пор дают инвесторам возможность не терять деньги, а зарабатывать их. Хорошие компании, которые эффективно управляются и имеют хорошую ликвидность, можно сравнить со всегда заряженным ружьем. Если оно у вас есть — не важно, что случится, вы все равно окажетесь в выигрыше. А предсказать, что произойдёт в будущем, невозможно: произойти может что угодно.

Н: Как вы думаете, что бы произошло, если бы американское правительство не оказало бы финансовую поддержку банкам?

Б: Проблема была не столько в банках: значительная часть средств в рамках bailout'а предназначалась самим американцам. Сразу после того, как случился крах Lehman Brothers, на американском финансовом рынке находилось порядка $3,5 триллионов. Это примерно половина того, что было размещено на всех сберегательных счетах во всех банках США: всего на рынке играло около 30 млн американцев. И вот у них-то как раз не было страховки от FDIC (The Federal Deposit Insurance Corporation, Федеральная корпорация по страхованию вкладов), и в первые три дня они потеряли порядка $175 млрд.

То, что с этими людьми происходило в те дни, можно назвать эпидемией страха. И если бы правительство не выступило с предложениями материальной поддержки этих 30 млн людей... (пауза). Попросту говоря, правительство спасало каждого, оно практически спасало саму американскую экономику, которая была близка к тому, чтобы полностью остановиться. Так что я глубоко уважаю то, что было сделано главой Федеральной резервной системы США Беном Бернанке, секретарем казначейства Хэнком Полсоном, президентом Бушем, председателем Федеральной корпорации по страхованию вкладов Шейлой Блэр и нынешним секретарем Казначейства Тимом Гейтнером. Все они действовали так, как было абсолютно необходимо действовать в то время, и только правительство могло принять такие меры. Так что да: они приняли правильные меры.

Н: Насколько вы сами были обеспокоены происходящим?

Б: Я не был особенно обеспокоен, потому что знал, что правительство примет правильные решения. И знал, что у них есть инструменты для того, чтобы реализовать эти решения на практике, и что они единственные способны это сделать, а также я знал, что люди, которые поставлены разруливать ситуацию — не из тех, кто в минуту опасности просто замирают и ничего не делают. И я знал, что президент выступил с обращением и сказал, что он поддерживает принятые ФРС и FDIC меры.

Что касается Конгресса, то там тоже не было паники. Но мне казалось, что Конгресс поддержит план Буша, если его члены будут понимать, что вообще происходит. А в тот момент я чувствовал, что они не всегда понимают, что происходит, и не могут оценить происходящее с такой же скоростью, как это делали другие люди.

Так что нет, я не испытывал волнения. За три недели до того, что произошло с Lehman Brothers, мы инвестировали в ценные бумаги $15,5 млрд. Мне казалось, что для нас кризис - это отличная возможность заработать. Но я также понимал, что американское правительство должно осознать огромную серьезность и опасность ситуации и действовать не только быстро, но и так, как никогда раньше не приходилось действовать никому. Да, они выступили гарантом для бумаг коммерческих компаний. Да, они выступили гарантом инвестфондов. И ничто из того, чем им пришлось заниматься, еще неделю назад даже не стояло в их повестке дня.

Н: Так кто все-таки виноват финансовом кризисе?

Б: Все американцы. Включая банки, Конгресс, власти, корпорации Freddie Mac и Fannie Mae, медиа. Они все поддерживали идею о том, что рынок недвижимости просто не может рухнуть. Мы все участвовали в кампании, идея которой заключалась в том, что один сектор экономики с реальной оценкой в $22 триллиона на самом деле стоит почти втрое дороже - $55-60 триллионов. В результате для примерно двух третей жителей страны дома были их единственным ценным активом, и во многих случаях они брали крупные кредиты, чтобы их приобрести.

Но эта убежденность в том, что недвижимость будет постоянно дорожать, была ничем иным, как коллективным заблуждением. Эта идея, внедрившись в человеческое сознание, проникла во все возможные структуры и повлияла на создание финансовых инструментов. А взаимозависимость секторов оказалась крайне велика. И когда рынок рухнул, а заблуждения развеялись, оказалось, что король-то голый, а проблемы начали распространяться по всем экономическим секторам со скоростью цунами. А поскольку все сектора экономики сегодня взаимосвязаны в очень большой степени, оказались возможны вещи, которые ранее сложно было даже вообразить.

Н: Вы ничего не сказали о вине рейтинговых агентств.

Б: Да, они тоже в этом участвовали. Некоторые из них закрывали глаза на положение дел в секторе subprime-кредитования (высокорисковых кредитов). Но в целом вся Америка поучаствовала в организации финансового кризиса.

Н: Moody's извлекли из этого какие-то уроки?

Б: Когда мы ежегодно проводим собрания акционеров, мы всегда говорим инвесторам, что мы в нашей работе не обращаем внимания на рейтинги. Да, модель оценки рисков, которую использовало агентство Moody's для прогнозов о том, что цены на недвижимость вдруг резко упадут, оказалась несовершенной. Но такой несовершенной моделью пользовались все, не только они.

Главными проигравшими из-за кризиса окажутся ипотечные агентства Freddie Mac и Fannie Mae — вместе с американским народом в целом. Мы ничего не потеряем, если отнесём деньги в банки. Мы вложили 200 с небольшим миллиардов долларов и получим обратно те же самые 200 с небольшим миллиардов. Да, возможно мы немного потеряем, федеральное правительство возможно немного потеряет, но это не очень большие суммы. Крупные потери понесут именно Freddie Mac и Fannie Mae, а эти две компании, напоминаю, находились под контролем федерального правительства, и то, что они делали, не имело никакого отношения к рейтинговым агентствам и их прогнозам. Они выкупали и гарантировали ипотечные займы.

Продолжение

 

Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьями в социальных сетях!


Один комментарий

  • 31 марта 2011Сергей пишет:

    Хотелось бы, конечно, все интервью сразу целиком. Но и так спасибо, что переводите. Вот если бы еще кто-то потрудился его ежегодные послания, вышедшие после 1999 года, перевести…

Ваш комментарий

Имя:

Текст:

Также в этой рубрике:







Подписка на СуперИнвестор.Ru:


                    


Популярное за неделю

Рецензии

Реклама

Надежная стеклопластиковая арматура в Москве получила признание строителей, композитная арматура.