Интервью Баффета. Часть 3/1. Об инвестировании

Опубликовано 4 Апр 2011 в Переводы 

Предыдущие части: О кризисе, О капитализме

Нaarez: Когда-то вы говорили, что не инвестируете в технологические компании, потому что не можете заглянуть в будущее и не понимаете этот бизнес. Вам не кажется, что игнорируя этот сектор, вы упускаете какие-то возможности?

Баффет: Ну, можно то же самое сказать и о других секторах — о том, что я не могу прогнозировать ситуацию на рынке меди или хлопка. Конечно, было бы неплохо разбираться вообще во всем в мире, но я не собираюсь этого делать. И возможно никто в мире никогда не сможет этого сделать. Конечно, чем больше ты знаешь — тем лучше. Чем о большем количестве бизнесов у вас есть информация — тем больше у вас шансов преуспеть. Особенно по сравнению с теми, кто имеет представление лишь об отдельных секторах.

Что на самом деле важно в инвестировании — так это понимать, в чем ты разбираешься, а в чем — нет. Важно, так сказать, знать «периметр» вашего круга знаний и играть внутри этой очерченной территории, а чем она больше — тем лучше для вас. А если какой-то сектор лежит вне моих познаний, я просто не буду участвовать в игре. Надо смотреть на ситуацию трезво. Если я сяду играть в шахматы с тем двадцатилетним чемпионом из Норвегии (Магнус Карлсен, Magnus Øen Carlsen, самый молодой гроссмейстер, который занял первое место в официальном рейтинге ФИДЕ - в 19 лет и 1 месяц), он обставит меня в три счета, хотя мне уже 80 лет и я вчетверо его старше.



Поэтому не стоит слушать ваше самолюбие, когда оно говорит вам, что вы хорошо в чем-то разбираетесь, хотя на самом деле вы разбираетесь в этом довольно плохо. Важно четко провести границу: вот до этого места я все знаю, а дальше — уже нет. Взять тот же Apple: мог ли я несколько лет назад предположить, какой успех их ждет? Нет. Это мог предполагать только Стив Джобс и еще несколько людей. Не я. А я лучше буду действовать в той области, о которой я имею представление.

Н: Можете ли вы описать ситуацию — компанию или целую отрасль, в отношении которой вам казалось, что вы разбираетесь в происходящем, а на самом деле оказалось, что нет, и что эта ситуация находится вне сферы вашем компетенции?

Б: Ну, я конечно совершал ошибки, как из-за того, что имел недостаточные знания, так и из-за того, что недостаточно внимания обратил на уже имеющиеся в наличии факты.

Однажды много лет назад Berkshire приобрел производителя обуви. Фирма разорилась и ее акции перестали вообще что-либо стоить. И хотя сегодня я могу сказать, что хорошо разбираюсь в обувной промышленности, в тот раз я просто не сделал домашнего задания и не подготовился к экзамену. В нашем портфеле есть акции многих других компаний из этого сектора и они работают вполне успешно. Но я также совершил достаточно ошибок. И что совершенно точно могу вам пообещать — так это то, что я их сделаю еще как минимум несколько.

Ошибки, которые я сделал, меня не беспокоят. Я пытаюсь работать так, чтобы не подвергать риску благосостояние всей компании. Так что, когда я принимаю решение об инвестировании, я просто закладываю возможные ошибки в цену риска.

Н: В вашем портфеле также нет компаний, которые занимаются альтернативной энергетикой.

Б: Мы рассматривали возможности инвестирования в такие компании, и я считаю, что эта сфера — в области моей компетенции. Но мы никогда еще не покупали контрольный пакет в энергетических компаниях — в том числе в тех, которые занимаются традиционной добычей нефти, газа, переработкой и электроэнергией. Время от времени мы покупаем пакеты их акций, но в плане покупки целого бизнеса еще ни одна подобная компания не казалась мне достаточно привлекательной. Тем не менее я не исключаю, что это может случиться в ближайшие годы.

Н: В будущем, как вам кажется, инвесторы получат прибыль от вложений в альтернативную энергетику? Или, наоборот, потеряют деньги?

Б: Я думаю, что возможны оба варианта, просто потому, что так развиваются технологии и целые отрасли. Взгляните, к примеру, на то, что происходило в автомобильной индустрии. Когда-то в Америке было 2 тысячи производителей автомобилей. Сегодня — несколько. То же самое было в авиаиндустрии: когда-то производством самолетов занимались 4 сотни компаний. Сегодня — единицы. Как только появляются новые технологии, например телевизоры, сектор немедленно начинает привлекать капитал и умных, энергичных людей, которые двигают производство. Но лишь несколько удачливых в итоге выиграют и завоюют рынок, а большинство — потерпят неудачу.

Есть еще одна причина не инвестировать в технологические секторы. В то время, как их продукция популярна, многие компании (по крайней мере так происходило 10 и 20 лет назад) предпочитали отдавать прибыль на зарплаты рабочим, на рекламу и на бонусы менеджменту. И даже очень успешная компания как правило не была щедра с акционерами. Так что, возможно, технологический сектор просто ориентирован не на инвесторов, а на наемных сотрудников и управленцев. Впрочем, есть люди, которые покупают акции Google, Apple и Amazon и процветают. Так что мое нежелание инвестировать в этот сектор связано не с тем, что я боюсь, что меня кто-то обставит и заработает больше. А скорее с тем, что я просто не знаю, как выбирать компании, которые в будущем станут лидерами рынка.

Н: Когда вы выбираете компании для будущих инвестиций, насколько для вас важно понимать, как они управляются, как в них принимаются решения? И то, как в прошлые годы происходило распределение прибыли между акционерами?

Б: Для меня это важные вещи. Если бы я покупал ферму, и кто-то управлял ей в моих интересах, конечно бы мне было важно знать, какую часть урожая я в итоге получу. Если кто-то занимается сдачей в аренду принадлежащей мне недвижимости, мне так же важно знать, на каких условиях это происходит, и сколько я получу.

Но важно не только знать, как в итоге будет распределена прибыль. Важно также оценивать, с каким отношением в компании работают люди. Хочется, чтобы управляющий бизнеса воспринимал тебя как партнера, а не как врага. И мы в Berkshire Hathaway действительно смотрим на наших акционеров как на партнеров. Мне важно, чтобы в первую очередь им было хорошо, а потом уже мне. Хочется, чтобы существовало доверие, поддержка. Нам невероятно повезло, что нам удалось привлечь на работу управленцев, которые разделяют эти взгляды. До определенной степени людям нравится все «доброе». И поскольку в нашей компании, в нашей культуре это есть, мы привлекаем людей с такими же взглядами, а далее система уже начинает подпитывать сама себя. А если вы придерживаетесь позиции «каждый сам за себя» - очень немногие люди решатся к вам присоединиться.

Продолжение

 

Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьями в социальных сетях!


Ваш комментарий

Имя:

Текст:

Также в этой рубрике:







Подписка на СуперИнвестор.Ru:


                    


Популярное за неделю

Рецензии

Реклама