Как фирма из приключенческого романа превратилась в крупнейшего торговца сырьем

Опубликовано 7 июня 2011 в Переводы, Персона 

Зерно, сталь, марганец, уголь, сахар, спирт, соевые бобы, пальмовое масло и многие другие виды сырья. Что их объединяет? Одно название: Noble Group. Компания, основанная в 1986 году британским трейдером Ричардом Элманом, сегодня превратилась в одного из главных торговцев сырьевыми товарами в мире.

Её офисы и предприятия открыты в 38 странах мира, от Гонконга и Австралии до Бразилии и Индонезии, а с учётом постоянно растущего спроса на сырьё в Китае, Индии и других бурно развивающихся странах, где работает Noble, фирма выглядит одной из наиболее перспективных с точки зрения частного инвестора. Не случайно её акции за последние шесть лет подорожали более чем на 100%.

Когда австрало-американский писатель Джеймс Клавелл в начале 60-х годов начал сочинять многотомную «Азиатскую сагу» о Гонконге и азиатском рынке, он не предполагал, что страницы его исторической книги вновь станут реальностью. Но через четверть века после выхода первого романа серии это произошло. Британскому трейдеру Ричарду Элману так понравилась выведенная Клавеллом в романе «Благородный дом» торговая фирма Noble House, что в середине 80-х он взял это название для своей собственной компании и стал заниматься почти тем же, чем и герои саги — торговать сырьём на азиатских рынках.



Поначалу Noble Group была лишь небольшим нишевым игроком. Но постепенно Элман и его коллеги расширяли сферу деятельности, превращая обычного торговца сталью, хромом и марганцем в глобальный сырьевой «супермаркет». Четверть века спустя его детище можно смело назвать «Ашаном» или «Уолмартом» сырьевых рынков. Noble не просто занимается тем, что покупает товар в одном месте и перепродает его с прибылью в другом. «Мы не покупаем стоимость, а создаём её», - рассказывает исполнительный директор трейдера Рикардо Лайман в интервью Institutional Investor. А это значит, что компания выстраивает свой бизнес как непрерывную сырьевую цепочку или вертикальный холдинг, включающий в себя на нижнем уровне собственные аграрные комплексы и рудники, ступенькой выше - перерабатывающие заводы, и наконец — транспортные компании, доставляющие зерно, масло и нефть покупателям.

В Австралии Noble принадлежат угольные и железорудные месторождения, в США — сеть топливных станций и нефтехранилищ, в Индонезии — плантации пальмовых деревьев, в Бразилии — гектары сои. Добавьте к этому разбросанные по всему миру элеваторы, мукомольные комплексы, маслоперерабатывающие заводы, топливные терминалы, нефте- и газохранилища, сахарные и спиртовые заводы, транспортные суда, порты и другую инфраструктуру. В Бразилии Noble построила сахарный завод, производящий до 9,5 млн т сахара в год. А если прибавить к этим цифрам то, что дают два других завода, то окажется, что общая производительность Noble в сахарном бизнесе достигла уже 17,5 млн т в год, что делает компанию одним из двух крупнейших производителей сахара и спирта в мире.

Noble вошла в пятерку крупнейших поставщиков сельскохозяйственной продукции в мире почти во всех значимых секторах — кофейном, сахарном, хлопковом, зерновом бизнесах, а также в секторе растительных масел. Ещё лучше дела обстоят в энергосекторе. В торговле энергетическим (некоксующимся) углём Noble принадлежит второе место в мире, кроме того, она является пятой по величине электрораспределительной компанией в США.

В 1997 году, когда компания вышла на Сингапурскую фондовую биржу, ее годовая выручка составляла лишь $866 млн. В 2010 году эти цифры выросли уже до $56,7 млрд, а чистая прибыль (net profits) с учётом новых приобретений в ближайшие годы может достичь $1 млрд. Причем особенно бурным рост был в последние годы: в 2010 году выручка выросла на 82%, операционная прибыль — на 42%, а чистая прибыль — на 9%. Всего же за последние 6 лет акции Noble Group подорожали на 100% и оказались настолько выгодным вложением, что крупный пакет пожелал приобрести China Investment Corp. - государственный фонд КНР. В 2009 году он купил 15% акций компании за $850 млн и стал вторым по величине акционером Noble после самого Ричарда Элмана и его семьи, которым принадлежат 23% акций.

Останавливаться на достигнутом Noble не планирует: в ближайшие годы компания намеревается войти в тройку ведущих торговцев сырьем в мире. Предпосылки к этому есть. Во-первых, базирующаяся в Гонконге Noble уже не является исключительно «азиатской» компанией: лишь 35-40% ее покупателей находятся в этом регионе, остальные же разбросаны по всему свету, и падение производства в одном регионе может легко компенсироваться ростом в другом. США уже стали вторым по значимости покупателем продукции Noble, и именно в этом регионе сосредоточен энергетический и нефтяной бизнес трейдера. Не менее важные позиции отданы Бразилии, Ближнему Востоку и странам южной Европы.

Однако, что в случае Noble действительно важно, так это то, что компания расширяет свой бизнес не абы как, скупая все активы подряд, а так называемым «блочным» методом, распределяя и диверсифицируя риски. «Мы начинаем с одного актива и потом постепенно наращиваем наше присутствие в секторе», - объясняет стратегию Рикардо Лайман. Кроме того, компания страхует буквально каждую свою операцию, и даже в случае провала обходится минимальными потерями: показатель VaR (value at risk, максимальные потенциальные убытки от сделанных инвестиций в течение определенного периода времени) у Noble составляет составляет менее 1% балансовой стоимости активов.

Ну и конечно же компания не старается торговать всем сырьем подряд, а снимает только «сливки», окучивая самые прибыльные секторы, и не ставит своей целью быстрый рост: акционеров, по словам Лаймана, вполне устроит постепенное, но стабильное развитие — примерно на 20% в год. Сегодня на выплаты акционерам компания тратит четверть прибыли, и согласно инвестиционной стратегии, каждый, кто вложил деньги в Noble, может в будущем ожидать рентабельность капитала на уровне 20%.

Можно ли претворить эти оптимистичные обещания в реальность? Рикардо Лайман утверждает, что да. Владельцы Noble, по его словам, сделали необходимые инвестиции для того, чтобы обеспечить «сырьевые цепочки», на которые завязан бизнес компании. И таким образом обеспечили внутренние предпосылки для роста в дополнение ко внешним, в первую очередь — быстрорастущим рынкам Китая, Индии и других развивающихся стран. Стоит обратить внимание и на то, что большинство активов были куплены Noble в развивающихся странах с низкой стоимостью ведения бизнеса — в Латинской Америке, Индонезии; а также в Австралии. А близость этих добывающих стран к азиатским рынкам сбыта даёт прописанной в Гонконге Noble конкурентное преимущество перед компаниями из других стран и позволяет экономить на транспортных расходах.

Оптимизировать же логистику помогает по-настоящему глобальный бизнес и то, что аналитики Noble пристально следят за тем, что происходит на мировом рынке сырья и вовремя пользуются подвернувшимися шансами. К примеру, когда в 2010 году страны Восточной Европы страдали от неурожая, Noble быстро «поделилась» с местными зерновыми компаниями кукурузой из бразильских запасов и пшеницей из Аргентины. Точно такая же операция была проделана, чтобы восполнить дефицит зерна в Южной Корее. Покупатели из этой страны традиционно рассчитывали на поставки зерна из Украины и России, но неожиданно введенное Россией эмбарго на экспорт поставило на этих планах крест. Noble восполнила дефицит за счет экспорта из Бразилии и Аргентины.

 

Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьями в социальных сетях!


Ваш комментарий

Имя:

Текст:

Также в этой рубрике:







Подписка на СуперИнвестор.Ru:


                    


Популярное за неделю

Рецензии

Реклама