Инвестиции в клеточку, бизнес в полосочку

Опубликовано 28 июня 2011 в Ликбез, Экономика 

Мировой фондовый рынок позволяет инвесторам получать доход от вложений в самые удивительные инструменты. Различная экзотика стала доступной благодаря развитию рынка ETF/ETN; покупка фьючерсов и опционов позволяет многократно увеличивать «плечо» инвестиций и получать высокий доход (или полностью терять вложенное); структурные продукты, наоборот, помогают почти гарантированно получить прибыль, пусть и не самую высокую.

Но и старые добрые акции иногда заставляют удивляться даже опытных инвесторов. Сложно представить, каким бизнесом не могут заниматься компании, бумаги которых торгуются на биржах в развитых странах. Желаете поучаствовать в легальной торговле марихуаной — пожалуйста. Хотите получить свою долю от бума зелёной энергетики — сколько угодно. Мечтаете вместе с любимой футбольной командой выиграть Лигу Чемпионов — без проблем.

Компании CCA и GEO group – солидные американские корпорации, ведущие бизнес не только у себя на родине, но и в Австралии, Великобритании, Южной Африке и других странах. Точнее, CCA — только в США, а GEO — во многих странах мира. Их совокупная выручка за 2010 год превысила $2,9 млрд, а общая капитализация на конец июня 2011 года составляет $3,7 млрд. Обе компании оптимистичны в прогнозах: спрос на их услуги постоянно растёт, потребителей с каждым годом всё больше, а посторонних на этот рынок они не пускают, фактически деля его между собой. Эти компании владеют частными тюрьмами, частными лагерями для беженцев и частными психиатрическими больницами.



Если человек не проникся идеями либертарианства, то ему сложно представить, что тюрьма может быть частной. Казалось бы, уж что-что, а систему наказаний преступников государство не будет отдавать на аутсорсинг.

Тем не менее, в жизни всё несколько иначе. Первые тюрьмы в Англии и США были как раз частными. Например, знаменитая лондонская тюрьма Newgate, работавшая с 1188 г. по 1902 г., была частным предприятием под контролем и общим руководством государственных служащих (хотя понятия частной и государственной собственности в королевстве весьма сложны и относительны). В США изначально места заключения также были частными или контролировались общинами (скажем, квакерами в Пенсильвании). Но постепенно усиливавшаяся государственная власть взяла вопросы наказания виновных в преступлениях в свои руки.

В США, тем не менее, сохранилась система тюремного частно-государственного партнёрства — частные компании оказывали тюрьмам массу сопутствующих услуг: медицинское обслуживание заключённых, поставки еды, транспортировка заключённых из одной тюрьмы в другую. Но переход на «комплексное обслуживание» до 1980-х гг. был не очень интересен ни государству, ни частным компаниям. Заключённых было довольно мало, поэтому правительства штатов спокойно справлялись с этой системой, а частникам не хватало масштабов для серьёзного бизнеса.

Всё изменилось в 1980-е, когда «население» тюрем резко выросло, благодаря начавшейся в США «войне с наркотиками». Резкое ужесточение наказаний за наркотики привело к кратному увеличению количества людей, содержащихся в тюрьмах. На конец 1980 г. их было около 0,5 млн (и на тот момент это считалось рекордно высоким уровнем), через 10 лет — более 1 млн, а на конец 2009 года «сидело» более 2,5 млн человек. Из них более 1,6 млн — в федеральных и «штатных» тюрьмах, ещё 0,7 млн — в местных КПЗ и тюрьмах краткосрочного заключения.

Содержание такого большого количества людей стало серьёзной проблемой для государства и привлекательным потенциальным бизнесом для частного сектора. Для частников основной интерес представляют федеральные места заключения и тюрьмы штатов — это большие комплексы зданий с сотнями и тысячами «клиентов». Государство рассчитывало, что появление конкуренции на этом рынке сможет снизить расходы на содержание заключённых или сдержать их рост.

В 1983 году была основана Correction Corporation of America (CCA), в 1984 году она получила первые контракты. Это было не очень сложно: из трёх основателей компании один был крупным деятелем в отделении Республиканской партии в штате Теннесси, второй — президентом Американской Ассоциации Тюрем, а третий — хорошим юристом и бизнесменом.

Сегодня CCA владеет 45-ю собственными тюрьмами и управляет ещё 21-й государственной тюрьмой. Их общая вместимость — около 90 тысяч мест. Компания действует в 19 штатах и округе Колумбия и работает по контрактам с тремя госагентствами — Bureau of Prisons, Immigration and Customs Enforcement и U.S. Marshal Service.

В 2010 году CCA показала выручку в $1,67 млрд, половину из которой принесли контракты со штатами, а вторую половину — с федеральными агентствами.

Единственный достойный соперник CCA на тюремном рынке США — компания GEO group. В отличие от конкурента, она действует в международном масштабе, но американское отделение приносит ей 60% выручки. Кроме тюрем в ведении GEO находятся ещё и разного рода клиники, включая психиатрические лечебницы.

Компания возникла в 1984 году как подразделение частного охранного агентства Wackenhut. Агентство ещё с середины 60-х помимо прочей деятельности имело крупный бизнес по поставке продовольствия в американские тюрьмы, что вполне логично преобразовалось в 80-е в деятельность по управлению ими.

Правда, первый контракт Wackenhut Corrections получила лишь в 1987 году, но дальнейшее развитие компании было вполне бодрым. В 2002 году «материнская» Wackenhut была поглощена датской (позже ставшей британской) корпорацией Group 4 Falck, но ей тюремный бизнес оказался не нужен. Датчане продали все акции подразделения, которое заодно переименовалось в GEO group.

В 2010 году GEO поглотила одного из более мелких конкурентов Cornell Companies за $730 млн, приблизившись по совокупным финансовым показателям к лидеру рынка — CCA. Сейчас GEO имеет рыночную капитализацию в $1,5 млрд (против $2,2 млрд у CCA), годовую выручку $1,3 млрд (из них $0,8 млрд — в США), 118 заведений под контролем и 80,6 тысяч «посадочных мест».

Акции обеих корпораций торгуются на нью-йоркской бирже. Обороты вполне солидные — $20 млн в день у CCA и $1 млн в день у GEO. Если брать данные за последние пять лет, то акции GEO принесли инвесторам около 100% прибыли, а CCA — порядка 20%. Впрочем, это в любом случае лучше, чем индекс S&P500, который сейчас находится как раз на уровне пятилетней давности.

Перспективы тюремного бизнеса противоречивы. С одной стороны, государства (в т.ч. США), конечно же, продолжат сажать людей в тюрьмы. С другой, серьёзные финансовые проблемы федерального правительства и штатов заставляют их задумываться о существенном урезании любых расходов, в том числе миллиардов долларов, которые тратятся на содержание заключённых. А обе тюремные корпорации полностью зависят от бюджетных расходов. Но с третьей стороны, на частную сферу пока приходится меньше 10% рынка (федеральных и штатных зэков). То есть даже при сокращении расходов и (что вряд ли) количества заключённых, частным тюремщикам есть куда расти.

И напоследок, бонус: отличный подробный рассказ о становлении рынка частных тюрем в США. Со всеми цифрами по размещению акций, именами участников, скандалами с джанк-бондами и прочими вкусностями. А также свежий доклад Justice policy institute о том, как тюремный бизнес лоббирует принятие законов, увеличивающих количество заключённых. Всё по-английски, конечно.

 

Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьями в социальных сетях!


Ваш комментарий

Имя:

Текст:

Также в этой рубрике:







Подписка на СуперИнвестор.Ru:


                    


Популярное за неделю

Рецензии

Реклама