Женщина, которая стоит $100 млрд: откуда характер

Опубликовано 11 июля 2011 в Персона 

В предыдущей заметке мы рассказали о том, что австралийская миллиардерша Джина Райнхарт уже сейчас может считаться одним из самых богатых людей на Земле, но в скором времени может выйти на первое место в этом списке.

Интересно, что в отличие от большинства популярных богачей, Райнхарт не пытается понравиться публике. Она ведёт себя крайне жёстко — и в бизнесе, и в личной жизни — не заботясь о том, как это выглядит со стороны. Её ненавидят и многие сотрудники, и деловые партнёры, и даже некоторые бывшие члены семьи.

Возможно, жёсткий характер австралийки объясняется сложными условиями жизни в детстве и юности. Бизнес, который она унаследовала отца, требовал постоянного присутствия хозяев компании и менеджеров на месторождениях, расположенных на западе Австралии. Не самая дружелюбная природа и общение с весьма своеобразной публикой, работающей на добыче железной руды, сделали Джину Райнхарт той, кто она есть сейчас - «железной леди» мирового бизнеса.



Райнхарт нельзя в полной мере назвать self-made woman: ведь ее отцом был известный в Австралии предприниматель Лэнг Хэнкок — и именно от него Джина унаследовала не только компанию, но и фамильное упрямство, фамильное пренебрежение внешними атрибутами богатства, и фамильный же консерватизм. Сначала Хэнкок занимался добычей так называемого голубого асбеста в западноавстралийской пустыне Пилбара, а в 1952 году совершенно случайно открыл в той же местности крупнейшее на тот момент железорудное месторождение.

Произошло это, по словам самого Хэнкока, так: предприниматель летел по делам на небольшом самолете, но из-за сильной облачности был вынужден снизиться до земли и использовать в качестве ориентира реку Тернер. Но стоило ему опуститься вниз, как он увидел, что скальные берега реки покрыты выходами железной руды самого высокого качества. Причем порода залегала настолько близко к поверхности, что железо можно было добывать в буквальном смысле при помощи лопаты и кирки, без применения дорогостоящей проходческой техники.

Находка превратила бесплодную и продуваемую всеми ветрами Пилбару в один из самых экономически важных регионов Австралии, а состоятельный Хэнкок стал одним из самых богатых людей континента. Правда тогда магнат не предполагал, что вскоре его будут называть чуть ли не расистом, а Hancock Prospecting будет обвинена в нарушении прав аборигенов, которые издавна обитали в Пилбаре, и которых компания просто-напросто согнала с насиженных мест.

Не принесло магнату богатство и счастья в личной жизни. В 1983 году умерла его любимая жена, мать его единственной дочери Джины. Хоуп была единственной женщиной, которая любила Хэнка не за деньги: она всегда разделяла его стремление к работе на износ и к простой жизни (в интервью она говорила, что терпеть не может жить в городе и любит австралийский буш), всегда безропотно следовала за мужем на отдаленные месторождения и годами жила с ним в крошечных вагончиках.

Память о жене у магната оказалась недолгой. Сразу же после смерти Хоуп в доме больного 70-летнего промышленника появилась разбитная филиппинка Роза Поршиос, а еще через пару лет она стала новой миссис Хэнкок - несмотря на все протесты Джины и ее старания объяснить отцу, что молодая мачеха охотится только за его деньгами и статусом, и ни о какой любви с ее стороны не может быть и речи. Битву за любовь отца Джина проиграла вчистую. Лэнг не только женился на филиппинке, но и отстранил дочь от управления бизнесом.

Лишь после смерти отца Джине удалось взять управление в собственные руки, развить и преобразовать компанию— хоть это и стоило ей немалых усилий. Те, кто работают вместе с Райнхарт, проговариваются, что нанесенная отцом рана болит до сих пор. На словах Джина уважает отца и делает все, чтобы обессмертить его имя: ей даже удалось продвинуть законопроект, называющий именем Хэнкока одну из вершин в Пилбаре. Но на деле все ее действия сводятся к одному — попыткам доказать умершему, что она может управлять компанией ничуть не хуже его.

Интересно, что поначалу Райнхарт вовсе не планировала становиться бизнес-леди. Ее мать признавалась, что будучи подростком, Джина совсем не хотела учиться и даже не планировала сдавать выпускные экзамены, мотивируя это тем, что ее родителям отсутствие дипломов ничуть не помешало самостоятельно добиться всего в жизни. К тому же в юности ее больше интересовали мужчины и развлечения. С первым своим мужем, простым таксистом, Джина вообще познакомилась еще будучи подростком, и уже в 19 лет выскочила за него замуж и родила двоих детей, бросив ради семьи учебу в университете. Так что отчасти Хэнк был прав в своем нежелании видеть непутевую дочь во главе бизнеса. Правда первый брак оказался недолгим, а Джина быстро взялась за ум. К моменту смерти отца и вступлению в должность она со скандалом рассталась с мужем, а вскоре начала встречаться и вышла замуж за американского юриста Франка Райнхарта — человека вдвое ее старше, который смог стать для эксцентричной наследницы другом, советчиком и почти заменил ей отца.

Упрямый и непростой характер Джины проявился с первых дней ее вступления в должность CEO Hancock Prospecting. Вместо того, чтобы улыбаться, сотрудничать и стараться приобретать друзей, она действовала в точности так, как её отец: принимала решения самостоятельно, жестко вела переговоры, не стеснялась в выражениях, не терпела, когда с ней спорили и без стеснения увольняла персонал. В довершение всего она подала в суд на мачеху, обвинив ее в том, что та обманом вышла замуж за ее отца, поспособствовала его смерти, а после растранжирила его состояние. Почти полтора десятка лет Австралия с неослабевающим интересом наблюдала за процессом, в котором накалу страстей могли бы позавидовать лучшие мыльные оперы. Пытаясь доказать, что именно мачеха убила ее отца, Райнхарт даже потребовала эксгумации тела Хэнкока, и в итоге победа осталась за ней. В 2005 году суд обязал филиппинку выплатить падчерице $12,5 млн, что изрядно подкосило ее финансовое положение. Сегодня бывшая миссис Хэнкок предпочитает уединенную жизнь роскошным вечеринкам и светской жизни и мало показывается на публике.

Также беспощадно Райнхарт преследовала и всех остальных, кто покушался на ее богатство. Долгое время она вела борьбу за часть месторождений в Пилбаре с наследниками друга и компаньона своего отца Питера Райта. К сожалению для «железной леди», ей так и не удалось прибрать активы к рукам, но когда это произошло, оказалось, что ради денег она готова зарыть в землю топор войны. Недавно Райнхарт объединилась с наследниками Райта, чтобы вместе с ними подать иск против горнодобывающей компании Rio Tinto на сумму в $136 млн, которые добытчики якобы не доплатили ей за разработку месторождений. Сегодня компания Hamersley Iron (подразделение Rio Tinto, которое работает в Пилбаре и добывает руду на месторождениях Райнхарт) платит ей ежегодно 1,25% от всей проданной с месторождения руды, что составляет примерно $170 млн. в год. Но с ростом цен на полезные ископаемые сумма перестала устраивать самую богатую женщину Австралии, и она требует прибавки.

Также жестко она обращается и с властями. Как и ее отец, Джина — радикальный консерватор, презирающий социалистов и стоящий на страже частной собственности и крупного капитала. Поэтому, когда австралийское правительство попыталось повысить налог на добычу полезных ископаемых, Райнхарт не просто организовала кампанию «против» в прессе, но и лично пришла в офис премьер-министра с мегафоном и скандировала лозунг «Axe the tax!» («Урежьте налог!») - крайне нехарактерный для сырьевых олигархов метод воздействия.

Сходным образом самая богатая женщина Австралии обращается и с теми, кто на нее работает. Сотрудники, скрепя зубами, отзываются о ней как о «bloody workaholic». Райнхарт склонна считать подчиненных бездельниками, которых надо тщательно контролировать, и часто им недоплачивает. Она сидит в офисе с утра до вечера, никогда не уезжает в отпуск и даже среди ночи направляет работникам гневные е-мэйлы с требованиями срочно выполнить какое-то поручение. Неудивительно, что количество врагов вокруг нее растет стремительными темпами. Опасаясь за свою жизнь, «железная леди» даже потребовала бронировать окна своего офиса и автомобиля и наняла нескольких телохранителей.

И хотя пока ее дела идут более чем успешно (благодаря растущим ценам на железо и сталь и новым открытым месторождениям состояние Райнхарт только за прошлый год по оценке Forbes выросло до $9 млрд, сделав ее самой богатым человеком в Австралии), критики часто указывают Джине на то, что работа компании не может быть завязана только на ее личных качествах и «пробивных» способностях. Может быть именно поэтому Райнхарт в последние годы доверяет все большую часть бизнеса своей дочери Бьянке, готовя ее к роли наследницы. Та следует более «мягкому» стилю управления и успешно играет роль «хорошего полицейского» при своей грозной матери.

Но те, кто ведет бизнес с Hancock Prospecting, все равно знают, что главные решения в компании «железная леди» пока принимает самостоятельно.

 

Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьями в социальных сетях!


Один комментарий

Ваш комментарий

Имя:

Текст:

Также в этой рубрике:







Подписка на СуперИнвестор.Ru:


                    


Популярное за неделю

Рецензии

Реклама