Финансовое танго в стране сиртаки

Опубликовано 21 июля 2011 в События, Экономика 

Александр Зотин, специально для СуперИнвестор.Ru

29 июня 2011 года парламент Греции одобрил программу бюджетной экономии на 28,4 млрд евро. Исход голосования открыл дорогу для предоставления очередного (пятого по счету) транша кредита от ЕС и МВФ объемом 12 млрд евро. Не получи Греция этих денег – ей пришлось бы объявлять дефолт по своим долгам уже в следующем месяце.

Казна пуста, а само сиестолюбивое государство вот уже год живет на полном обеспечении от ЕС и МВФ. Продавать свои гособлигации на рынке Греция не в состоянии, а финансировать дефицит бюджета чем-то надо. А значит — полная зависимость от евродоноров.

Можем ли мы рассчитывать, что худшее для Греции и всего Евросоюза позади, а новые меры бюджетной консолидации будут успешными? Вряд ли. Вот уже больше года ЕС и МВФ пытаются отдалить неизбежное – греческий дефолт и девальвацию, сопряженную с выходом страны из еврозоны. Либо, как вариант, фактическую федерализацию еврозоны с переносом бремени греческого долга на более сильных членов валютного союза. Нечто подобное в другой интересной стране за океаном уже происходило. Вспомним былое и попытаемся сравнить происходящие события с тогдашними.



Греческий кризис суверенного долга не отличается какой-то принципиальной новизной – подобные события скорее норма для многих, особенно развивающихся, стран. Понятное стремление жить не по средствам, потакать избирателям, повышая зарплаты, пенсии и пособия за счёт накопления дефицита бюджета и госдолга, всегда кончалось плохо – дефолтом или девальвацией, или тем и другим одновременно. Для понимания греческой ситуации и ее перспектив полезно обратиться к совсем еще свежему опыту Аргентины. Эта латиноамериканская страна десять лет назад тоже отчаянно пыталась избежать неизбежного, но обмануть экономическую логику ей так и не удалось.

Аргентинская Республика (исп. República Argentina) — второе (после Бразилии) по территории и третье (после Бразилии и Колумбии) по населению государство Южной Америки.

Для Аргентины характерно преобладание обрабатывающей промышленности, а в ней доминирует тяжелая промышленность; однако традиционные отрасли легкой и особенно пищевой промышленности занимают по-прежнему важное место и имеют экспортное значение. Значительная часть промышленных предприятий тяжелой промышленности сосредоточена в низовьях Параны, в промышленном поясе между Буэнос-Айресом и Росарио; более половины промышленной продукции производится в Большом Буэнос-Айресе. Свои заводы в Аргентине имеют Ford, Chrysler, Toyota, Peugeot и др.

По добыче нефти страна занимает четвёртое место в Латинской Америке. Добыча полностью обеспечивает потребности страны. Аргентина входит в десятку ведущих стран по запасам урана. Страна известна своими научными разработками в области ядерной энергетики и урановой промышленности.

Среди экспортных отраслей особое место занимает мясохладобойная — традиционная и специфическая для страны отрасль. Аргентина принадлежит к числу самых значительных производителей мяса, в основном говядины, и его экспортеров.

Источник: Википедия

В начале 1990-х Аргентина в рамках борьбы с инфляцией ввела фиксированный курс национальной валюты к доллару США при свободной конвертации аустралов (позже - песо) в доллары и обратно. Фактически, привязав свою валюту к доллару, Аргентина вступила в квази-долларовую зону, как Греция вступила в еврозону десятилетие спустя. На первых порах, казалось, все прошло успешно - инфляция побеждена, экономика начала расти, а архитектор аргентинских реформ Доминго Кавальо прославился как экономический гуру даже в далекой России, куда его в разгар кризиса 1998 пытались зазвать экономическим советником.


На фото: Доминго Кавальо. Источник: Britannica

Однако, идиллия продлилась недолго. К концу 1990-х ситуация начала ухудшаться – в 1999 году экономика Аргентины пострадала от девальвации бразильского реала (бразильский экспорт стал более конкурентоспособным) и одновременного усиления доллара на международных рынках после азиатского кризиса. Это привело к ревальвации песо к валютам стран основных торговых партнеров – Бразилии (30% внешней торговли) и ЕС (23%). Аргентинский экспорт стал неконкурентоспособным, а экономика погрузилась в рецессию. В 1999 году падение ВВП достигло 4%. На этом фоне фискальная политика стала неадекватной: при падении экспортной выручки попытки правительства снизить расходы бюджета блокировались профсоюзами (еще один штришок, напоминающий сегодняшнюю Грецию), внешний долг Аргентины рос.

Привязку песо к доллару решено было удерживать. МВФ предоставлял кредиты только при условии проведения политики жесткой бюджетной экономии и сохранения привязки песо к доллару. Девальвация песо убила бы банковскую систему, имеющую преимущественно долларовые пассивы и песовые активы.

Инвесторы, однако, не поверили в способность Аргентины выстоять. В 2000-м и 2001-м годах ситуация не улучшилась - начался массовый отток капитала; население и бизнес, ставя под угрозу банковскую систему страны, снимали депозиты в песо, и переводили их в доллары. Никто не верил, что страна сможет выйти из кризиса без девальвации песо. В ответ, правительство заморозило вклады на 12 месяцев, позволяя снимать лишь небольшие суммы. Население ответило сначала массовыми демонстрациями «пустых кастрюль», а потом, в декабре 2001 года — бунтом и беспорядками, в ходе которых президент Аргентины Фернандо де ла Руа вынужден был уйти (бежал с центральной площади Буэнос-Айреса на вертолете).


На фото: Фернандо де ла Руа покидает резиденцию на вертолёте (документальные съёмки)

В конце декабря 2001 года МВФ «умыл руки» - очередной транш кредита так и не был выплачен, а сокращение бюджетных трат и рост налогов лишь сокращали совокупный спрос и погружали экономику во все большую рецессию. Временное правительство, лишившееся возможности осуществлять выплаты по госдолгу в объеме $93 млрд, объявило дефолт. 1 января 2002 года новый глава государства Эдуардо Дуальде объявил об отказе от привязки песо к доллару, после чего песо резко девальвировался к последнему, при этом долларовые вклады в банках были переведены в песо по курсу, значительно меньшему, чем докризисный (песофикация).


На графике: курс песо/доллар США в 2002 году. Данные msn money

Разумеется, определенная доля ответственности за случившееся лежит и на МВФ, изначально поддерживавшем аргентинские реформы. «В 1990-е МВФ рассматривал Аргентину как историю успеха. Когда начались сложности, МВФ продолжал кредитовать Аргентину, недооценив издержки этой политики. Когда же стало ясно, что ситуация не улучшилась, МВФ просто ушел», - отмечает главный экономист американского Center for Economic and Policy Research Хосе Кордеро.

Эффект дефолта, девальвации и песофикации трудно переоценить. «Аргентинская экономика в долларовом выражении упала в 2002 году почти в три раза, это была настоящая экономическая катастрофа», - отмечает известный американский экономист, один из основателей Чикагской школы Арнольд Харбергер.

Каковы шансы у Греции повторить судьбу Аргентины? Если оценивать исключительно макроэкономические показатели, то станет ясно, что сегодняшняя ситуация в Греции гораздо хуже, чем в Аргентине перед дефолтом.


На фото: Любовь к красному цвету (не только в танцах, но и в политике) довела Грецию до фактического дефолта.

Госдолг Аргентины тогда составлял около 50% ВВП, а госдолг Греции сегодня подбирается к 150% ВВП. Бюджетный дефицит Аргентины был всего лишь 5% ВВП, у Греции – 12% ВВП. Падение реального ВВП в Аргентине в преддефолтный год составило 2%, в Греции за 2010 год - 3%. Дефицит платежного баланса в Аргентине составлял 2% ВВП, в Греции аж 10% ВВП. Отток депозитов в Аргентине за предкризисный год — 7% от общей суммы вкладов, в Греции – 10,9%.

Греческие банки еще не банкроты только потому, что ЕЦБ принимает от них околодефолтные греческие гособлигации в качестве залога и даёт им ликвидность в евро. Если ЕЦБ перестанет это делать, практически все греческие банки автоматически обанкротятся.

Греческая Республика — государство на юге Европы, на Балканском полуострове.

Греция - индустриально-аграрное государство со средним уровнем развития производства. Основные отрасли промышленности: текстильная (доминирует), химическая, нефтехимическая, туризм, пищевая и табачная, горная, бумажная, цементная, металлургическая.

Промышленный потенциал страны в основном сконцентрирован в районе Афин и Салоник. Здесь выпускается в стоимостном выражении около 50% промышленной продукции страны. Сельскохозяйственное производство наиболее развито в Македонии и отдельных местностях Пелопоннеса. Теневая экономика по оценкам составляет около 20%. При этом значительной проблемой для Греции остается коррумпированность.

Источник: Википедия

Пять-ноль в пользу Аргентины, где всё равно всё завершилось дефолтом и девальвацией. Кроме того, Греция, находясь в еврозоне, даже потенциально не имеет возможности девальвировать собственную валюту для улучшения внешнеторгового баланса и повышения конкурентоспособности греческих товаров и услуг на внешнем рынке. Политика бюджетной консолидации при таких макропоказателях лишь туже затягивает удавку на горле экономики – при сокращении госзатрат падает совокупный спрос населения, как следствие падает ВВП, ну а внешний долг по отношению к падающему ВВП растет, даже если он остается неизменным в абсолютных цифрах (чего, конечно, не происходит – финансирование текущих дефицитов оборачивается ростом долга).

Но может быть у Греции есть какие-то преимущества перед Аргентиной? Разумеется. Еще полтора года назад профессор экономики университета Мэриленд и соавтор посвященной суверенным дефолтам книги «This Time Is Different: Eight Centuries of Financial Folly», одной из важнейших книг по экономике за 2009 год (рецензия на русский перевод), Кармен Рейнхарт так описала греческую ситуацию: «С момента обретения независимости в 1830-х Греция была в состоянии дефолта 50% времени. Это говорит вам о чем-то? Если бы Греция находилась где-нибудь в Латинской Америке или Азии, вы могли бы с уверенностью ставить на дефолт по аргентинскому сценарию. Но это часть Европы». И пока «европейское» преимущество Греции перевешивает все.


На фото: Парфенон - главный храм Древней Греции. Экономика современной Греции - такие же руины.

Евросоюзу не столь важна Греция сама по себе, важны системные эффекты от возможного дефолта Афин. Их в основном два. Во-первых, это потери европейской банковской системы (основные держатели греческих гособлигаций – германские и французские банки). Объявление дефолта по греческим долгам будет означать серьезные убытки для банков – именно поэтому французские банки предлагают различные варианты «добровольной» помощи грекам и реинвестирования погашаемых греческих облигаций. Всё это делается для формального избежания дефолтного рейтинга по греческим бумагам.

Во-вторых, что еще более опасно, греческий дефолт неминуемо приведет к переоценке (обвалу) государственных и корпоративных облигаций других проблемных стран еврозоны (Португалии, Ирландии, Испании и Италии). С непредсказуемыми для финансовой стабильности всей Европы последствиями. Собственно именно эта неопределенность возможных последствий и подталкивает европейских чиновников к практике принятия паллиативных решений по греческому долговому кризису – допустить греческий дефолт слишком страшно.

Никаких реалистичных шансов расплатиться при текущем уровне госдолга, упорно не снижающихся дефицитах, неэффективной и неконкурентоспособной экономике, негативной демографической динамике, невозможности девальвировать национальную валюту, у Греции нет. Реальный выбор, перед которым стоит европейская элита таков: либо взять греков на полный пансион навсегда, либо «умыть руки», как в свое время с Аргентиной, подготовившись перед этим к общеевропейскому банковскому кризису и резкому обострению ситуации в Португалии, Ирландии, Испании и Италии.

 

Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьями в социальных сетях!


5 комментариев

  • 21 июля 2011Максим пишет:

    М-да. Утащили фотографию французов, танцующих сиртаки. Креативненько.

    • Хорошая фотография.

      • 21 июля 2011Максим пишет:

        Ага, сделанная в Анже. Вообще умение работать с Википедией на высоте. )

        • Фотография, кстати, не из вики (хотя, возможно, она там есть, не смотрел).

          А две вставки из вики мои, не авторские. Ну что мне теперь, стандартные справки из головы выдумывать что ли? Это ж так, чисто для напоминания.

          • 25 июля 2011Максим пишет:

            Хм. Фотографию с сиртаки я лично загружал на «Викисклад» (Wikimedia Commons) из «Фликра». Для статьи «Сиртаки».

Ваш комментарий

Имя:

Текст:

Также в этой рубрике:







Подписка на СуперИнвестор.Ru:


                    


Популярное за неделю

Рецензии

Реклама