Крупнейшие хедж-фонды Европы – 2

Опубликовано 2 Авг 2011 в Персона 

Окончание, начало здесь

В первой части обзора крупнейших хедж-фондов Европы мы познакомились с 230-летней фирмой Man, поставлявшей ром британским морякам, европейским подразделением гиганта BlackRock и компанией Brevan Howard, глава и основатель которой очень не любит рисковать.

Оставшиеся две управляющие компании похожи друг на друга и отличаются от остальных ставкой на компьютерное моделирование и использование торговых алгоритмов.

Свои роботы сейчас есть у всех управляющих, но в одних компаниях они лишь помогают принимать решения людям, а в других — едва ли не полностью заменяют человека в операциях на бирже. Правда, без математиков и программистов роботам пока не обойтись.



4. BlueCrest Capital, $26,8 млрд

Практически полной противоположностью Хауарду из Brevan Howard можно считать основателя и руководителя компании BlueCrest Майка Платта (Mike Platt). Он не стесняется рекламировать себя и свою фирму и с удовольствием демонстрирует журналистам скринсейвер на своём компьютере, в качестве которого используется фотография его личного реактивного самолёта. Платт любит тусовки и современное искусство: он спонсирует некоторых художников, покупая их картины, которыми в том числе оформляет офис BlueCrest.

Опять же, в отличие от большинства конкурентов из этого списка, BlueCrest торгует всем, что можно купить и продать. Это трейдерская, а не инвестиционная компания, промежуток между покупкой и продажей актива может составлять часы, а то и минуты.

Зато отношение к трейдерам в компании ещё более жёсткое, чем у конкурентов. Потеря сотрудником 3% денег приводит к автоматическому урезанию вдвое капитала, которым он оперирует. Падение ещё на 3% заканчивается закрытием позиций и разбирательством с главным риск-менеджером. Вполне возможно, что за ним последует увольнение «неудачника».

BlueCrest появилась в 2000 году, когда два трейдера JPMorgan Майк Платт и Билл Ривз (Bill Reeves) решили основать собственный бизнес. Они получили от инвесторов $117 млн. Через год капитал под управлением их компании превысил $1 млрд — за счёт 30%-й прибыли и новых вложений инвесторов.

В дальнейшем компания активно использовала в торговле компьютерные модели, постоянно совершенствуя алгоритмы. Этот принцип — доведение программ до совершенства — отличался от подходов конкурентов, считавших, что пока торговый робот приносит прибыль, его лучше не трогать. К счастью, Платт встретил талантливого математика-управляющего — бразильянку Лиду Брагу (Leda Braga), вмешательство которой в алгоритмы их только улучшало.

Майк Платт — не только успешный менеджер, но и удачливый «по жизни» человек. Подтверждение этому — выигрыш в ходе благотворительной лотереи (с билетами по $5 тыс.) автомобиля Fiat Cinquecento польского производства. Эта маленькая городская машинка, выпускавшаяся в 1990-е годы и до степени смешения похожая на вазовскую «Оку», вряд ли стоила бы больше цены билета, если бы не «незначительная» деталь: её раскрасил в своём вкусе Дэмьен Хёрст. Теперь стоимость продукта итало-польской дружбы наверняка составляет сотни тысяч, а то и миллионы долларов.

5. Winton Capital, $22,4 млрд

Основатель компании Winton Дэвид Хардинг (David Harding) —математик и специалист по теоретической физике, с блеском окончивший Кембридж. Вполне естественно, что и его методы управления капиталом основаны на сложных математических моделях, использующих статистические данные. Сотня сотрудников — это не трейдеры, а учёные, мастера в самых различных областях знаний. Среди них специалисты по риску (актуарии), статистики, климатологи, астрофизики и другие.

Ключевая задача всех этих учёных — найти паттерны (повторяющиеся ситуации) в движениях цен различных активов, научиться распознавать их на ранних стадиях и использовать полученные данные для успешной торговли. Похоже, что кое-что у физика-финансиста получается.

За десять лет до того, как в 1997 году создать Winton, Хардинг с двумя коллегами и друзьями — Майклом Адамом (Michael Adam) и Мартином Люком (Martin Lueck) — основал компанию AHL (по фамилиям учредителей) для развития алгоритмической торговли. Хардинг придумывал новые теоретические решения, помогающие распознавать и предсказывать поведение рынка, а Адам и Люк реализовывали их в виде компьютерных программ. До этого Хардинг работал в крупной компании, принадлежавшей семье Майкла Адама, и вполне мог стать партнёром своего друга, который готовился сменить отца в качестве главы семейного бизнеса. Поэтому решение молодых людей создать стартап с неясными перспективами можно назвать весьма смелым.

Авантюра удалась. В начале 90-х начавшую хорошо зарабатывать фирму «с учёными вместо трейдеров» купила упоминавшаяся выше компания Man, а Дэвид Хардинг стал руководителем одного из исследовательских подразделений корпорации. Однако, надолго его не хватило — корпоративные правила и стандарты сковывали инициативу привыкшего к свободе физика. В 1997 году он покинул Man, чтобы создать Winton (который назвал по своему второму имени). Но AHL – в качестве подразделения Man – до сих пор приносит новым хозяевам высокую прибыль.

За 14 лет управления миллиардами долларов в Winton Хардинг заработал достаточно, чтобы вернуться к «настоящей» науке. Если не собственным участием в исследованиях, то хотя бы их финансированием. В конце 2010 года он передал $20 млн Кавендишской лаборатории Кембриджа на исследования в области материаловедения. Как говорит сам Хардинг, он хочет помочь создать материалы, которые позволят растущему человечеству жить в гармонии с природой. Должна же быть хоть какая-то польза и от гигантских хедж-фондов.

 

Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьями в социальных сетях!


Ваш комментарий

Имя:

Текст:

Также в этой рубрике:







Подписка на СуперИнвестор.Ru:


                    


Популярное за неделю

Рецензии

Реклама

жми тут конвейер для рыбы