Bolshoi экономический цирк

Опубликовано 17 Ноя 2011 в Ликбез, События 

Похоже, Большой театр в Москве призван стать не только помпезно-культурным символом Нового Застоя, но и экономическим. Идея продавать билеты в театр исключительно по паспортам и «не более двух штук в одни руки» отдаёт таким мощным духом социалистического нафталина, что с непривычки оторопь берёт.

Люди, придумавшие эту схему, настолько глубоко погрузились в искусство, что совершенно забыли об опыте советских времён и 20-ти лет рыночных отношений. Абсолютно понятно, что при наличии сильнейшего дисбаланса между спросом и предложением никакие административные меры не помогут избежать приведения цены товара в равновесное состояние.

Мы это проходили, например, с ценами на железнодорожные билеты. Были времена, когда простейший ж/д-билет считался «дефицитом» (если вы помните это слово), а цены на проезд по железной дороге явно отставали от возможностей пассажиров. Естественно, на вокзалах появились перекупщики-спекулянты, скупавшие билеты на популярные направления оптом, и продававшие их пассажирам прямо в зале ожидания. Сам покупал, помню. Железнодорожные власти ввели «жёсткую административную меру» - предписали продавать билеты только по документам (паспортам). Что-то изменилось? Да, теперь «жучки» брали у вас паспорт или данные и шли с заднего входа в кассу, выписывали билет и продавали вам по завышенной цене. В самой же кассе билетов, конечно, «не было».



Наверняка нечто подобное произойдёт и в Большом. Только теперь в дополнение к реальной стоимости билета надо будет иметь «связи» с «жуками», имеющими прямой выход на кассы. То есть нововведение не упростит доступ в театр для людей «с улицы», а наоборот — усложнит. Это печально, но естественно: рынок не обманешь. Если спрос на какой-то товар радикально превышает предложение, то либо цена сдвинется вверх до достижения равновесия, либо предложение товара увеличится, чтобы удовлетворить спрос по текущей цене. Увеличить предложение билетов в Большой крайне сложно — возможности труппы и сцены ограничены. Ясно, что равновесие будет достигаться за счёт роста цены — всеми правдами и неправдами.

Единственный нормальный выход для Большого в данной ситуации — поднять цены на билеты до рыночного уровня. Нынешние «официальные» 100-3000 рублей должны превратиться в нормальные 3000-30000 рублей. При таких ценах спекулянтам просто нечего будет делать — вряд ли останется достаточно большой платёжеспособный спрос, чтобы обеспечить их заказами. Впрочем, некоторый процент билетов будет уходить «налево» для перепродажи с небольшой наценкой, так как часть клиентов захочет особых условий — гарантированного выбора места, способа доставки или оплаты билета и т.п. И опять же, в интересах театра создать VIP-службу, работающую по спецзаказам.

С другой стороны, вполне возможно, что спекулянты могут стать цивилизованными посредниками. С точки зрения организации бизнес-процессов, театру вообще не стоит заниматься продажей билетов. Его дело — создавать и демонстрировать спектакли, а обеспечением поставок билетов зрителям могут заниматься сторонние организации — прошлые спекулянты. У них и клиентская база имеется, и гигантский опыт продаж, и понимание цен рынка.

Театр может провести несколько свободных аукционов по продаже оптовых блоков билетов всем желающим. Кто предложит максимальную цену — тот и получит, скажем, 10 тыс. билетов. А почём он их будет продавать в розницу — его личное дело. Театр таким образом заранее, гарантированно и без лишних затрат получит необходимые средства, а зрители — высокий уровень сервиса от профессионалов.

Противники рыночного ценообразования на билеты в Большой обычно упоминают социальную значимость представлений театра и его щедрое государственное финансирование. Со вторым доводом можно согласиться: действительно, госфинансирование потенциально весьма прибыльного проекта — это полнейшее безобразие, противоречащее всякой логике. Его не должно быть. Театр может зарабатывать порядка нескольких миллиардов рублей в год на билетах, у него есть очень серьёзные спонсоры (как минимум сотни миллионов рублей), есть возможности по продаже прав на записи и трансляции, рекламные предложения, в конце концов. Если не воровать, то жить можно вполне прилично.

Что касается социальной значимости, требующей «уравнительного» принципа раздачи билетов, то эта идея весьма сомнительна. Вряд ли регулярное личное присутствие на представлениях конкретного театра — это неотъемлемое базовое право любого человека. В конце концов, жители Воронежа или Новосибирска имеют намного меньше шансов попасть в Большой, чем москвичи, даже при нулевой цене входного билета. А чем они хуже в контексте «прав человека на искусство»? Что, теперь ещё из бюджета и билеты на самолёт театралам оплачивать?

В конце концов, есть (а если нет, то можно сделать) масса записей, в том числе хорошего качества — как видео, так и аудио. При большом желании ознакомиться с представлениями Большого можно и удалённо. А непосредственно личный поход в главный театр страны вполне имеет право быть малодоступным событием, в том числе и с финансовой точки зрения. Ничего страшного для культуры в этом нет.

Наконец, если говорить о социальной справедливости, то не совсем понятно, почему вся страна (налогоплательщики) должна оплачивать развлечения 1700 человек каждый вечер. Любишь на актрисок глазеть — люби и в кассу ходить. Не можешь — подвинься, за тобой ещё толпа тех, кто и хочет, и может.

Человечество за всю свою историю не изобрело действенных способов административного контроля за справедливым распределением дефицитного ресурса. Даже в СССР была переплата за дефицит — как в условно денежной форме (в СССР не было денег, поэтому «условно»), так и в форме обмена возможностями: ты мне доступ к билету в Большой, я тебе — доступ к итальянским сапогам. Просто потому что человек — существо изначально рыночное, и в любой ситуации находит способ выравнивания искусственно искривлённого соотношения спроса и предложения.

Кстати, интересный факт: в позднесоветское время торговлю театральными билетами в Москве контролировала полумафиозная организация, состоявшая в основном из студентов. Одним из её активных деятелей был скромный парень Миша Фридман — ныне олигарх и совладелец Альфа-групп.

Если на секунду предположить, что Большой всерьёз собирается бороться с перекупщиками административными методами, то можно спрогнозировать, что следующим после продажи билетов по паспортам шагом должна стать поголовная проверка этих паспортов на входе. Со всеми прелестями в виде диких очередей, скандалов, слёзных просьб «я забыла паспорт, пустите меня, пожалуйста» и, конечно, пятисотрублёвок, ловко вложенных в паспорт с противоречащими билету данными.

Дальше придётся поставить к каждому билетёру по охраннику, который должен следить за тем, чтобы билетёр не брал денег с входящих. Это, конечно, тоже не поможет, просто такса за проход немного вырастет.

Следующий логичный шаг — ограничение свободной продажи билетов (ибо всё равно попадают не в те руки) и замена её распределением по групповым заявкам трудовых и учебных коллективов, а также общественных организаций и политических партий. Естественно, в эти списки пожелают быть занесёнными все работники соответствующих предприятий, что приведёт либо к очередям на запись, либо к коррупции тех, кто записывает в эти списки. Просто потому что, получив полухалявный билет, его можно будет тут же продать на «чёрном рынке» в разы дороже.

В общем, как ни крути, а цена редкого ресурса — билета в Большой — так или иначе будет стремиться к справедливой, т.е. рыночной, стоимости. Либо через честную продажу с разумным распределением прибыли и выплатой налогов, либо через чёрный рынок, взятки и оседание прибыли в карманах спекулянтов.

 

Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьями в социальных сетях!


18 комментариев

  • 17 ноября 2011sillverbullett пишет:

    Ограничение дефицитных ресурсов административными мерами – изобретение отнюдь не советское. Советское изобретение – это наивная вера в то, что рынок непременно означает, цитирую, “высокий уровень сервиса от профессионалов”. С чего вы взяли, что чувак, который выиграет ауцион – непременно профессионал, и что ему захочется предоставить вам высокий уровень сервиса? Вы будете платить втрое по сравнению с нынешними спекулянтами, билеты будете покупать в ларьке на улице, а в театре половина мест будет пустыми, это и будет результат усилий “невидимой руки”.

    • Кто ж у него купит, за три рыночных цены? Он и затрат на покупку билетов оптом так не отобъет. Так что, чувак, который выиграет отдельно взятый аукцион, может быть каким угодно долбодятлом, но чувак, который останется на рынке после нескольких итераций будет профессионалом. И это и будет результат усилий “невидимой руки”.

      • 17 ноября 2011sillverbullett пишет:

        А у покупателей выбора не будет. Все билеты уйдут к посредникам, а те, поверьте, найдут способ договориться.

        Есть одна фундаментальная вещь, которую надо понимать про невидимую руку. Это, вообще, большой спор между кейнсианцами и сторонниками классической экономики, но если очень кратко, то невидимая рука делает не то, что “хорошо” (допустим, потребителям), а то, что максимизирует прибыль. Если максимизация прибыли требует ублажения потребителей – всё будет хорошо и красиво. Такое бывает в конкурентной среде. Но есть и другой способ максимизации прибыли – снижение конкуренции и повышение своей bargaining power (не знаю, как перевести, простите). В среде, связанной с ограниченными ресурсами, всегда проще повысить bargaining power, нежели конкурировать с другими.

        Именно это и произойдёт, если билеты уйдут посредникам. Вместо снижения своей прибыли, они тупо поделят зал – и будут продавать билеты по той цене, по которой захотят. А это будет та цена, при которой пара-тройка процентов мест в зале останутся нераскупленными (стандартное правило, применяемое везде, от закусочных до оперных залов). Учитывая безальтернативность предложения и желание людей попасть в статусное место, это будет ОЧЕНЬ высокая цена.

        • Мне кажется, вы сильно преувеличиваете “безальтернативность предложения”. Есть абсолютно понятная альтернатива: не покупать билеты. Есть другая: купить билеты в другой театр.

          Далее, вы пишете, что в результате действия оптовиков останутся свободными 2-3% мест. Чуть выше вы писали про “половину” мест. Определитесь как-то.

          Если следовать вашим рассуждениям, то получится следующее:

          - театр получает максимальную прибыль на аукционе;
          - оптовики получают максимальную прибыль при назначении цены в розницу;
          - театр заполнен на каждом представлении на 98%.

          Что плохого?

          • 17 ноября 2011sillverbullett пишет:

            Плохо здесь вот что:

            - Театр не получит максимальную прибыль. Максимальную прибыль получит менеджмент, но это не одно и то же.

            - Цена окажется неподъёмной для большинства зрителей. При регулируемом распределении, у них есть хоть какие-то шансы, пусть через полгода, но попасть в театр. В предлагаемой схеме, таких шансов нет. Социальное расслоение – ещё одна фундаментальная “фича” невидимой руки.

    • 1. С чего вы взяли, что я считаю административное ограничение торговли дефицитом советским изобретением? Оно имеет очень глубокие корни, подозреваю, что с библейских времён. Глупость человеческая и стремление решать сложные вопросы “простыми” командными методами существовала всегда. Это не значит, что так делать правильно.

      2. Если люди будут согласны покупать билеты втрое дороже, чем сейчас у перекупщиков и терпеть плохой сервис – это их проблемы. Значит, они большего и не заслуживают. Я надеюсь, что клиентура Большого несколько иная.

      3. Если кто-то купит билеты по максимально возможной оптовой цене, а потом половину не продаст, он понесёт большие убытки. В следующий раз будет умнее.

      • 17 ноября 2011sillverbullett пишет:

        См. мой ответ выше.

        А что до этого:
        >> Если кто-то купит билеты по максимально возможной оптовой цене, а потом половину не продаст, он понесёт большие убытки. В следующий раз будет умнее.

        …то в данном случае, быть умнее – значит уметь договориться с участниками процесса. Как я уже написал, в ситуации ограниченных ресурсов, это всегда проще, чем конкуренция.

        • У меня ощущение, что вы считаете спрос на билеты в Большой бесконечным. То есть при любой конечной цене билета спрос будет многократно превышать предложение. Я в этом сильно сомневаюсь.

  • Скорее всего, это преднамеренно неэффективное решение, призванное стать переходным к более здоровому. Недавно был скандал из-за того, что какие-то шутники выложили в Интернете билеты на открытие театра после реставрации по астрономической цене. Официальные власти поспешили откреститься и сказали, что таких билетов не было вовсе – все места распределены по пригласительным. Я не исключаю, что на самом деле хотели, таки, продать несколько билетов и отказались после скандала. Что же теперь? Теперь они специально вводят дефицитную систему, чтобы не было стандартных гуманитарных воплей и обвинений в потворстве богатым, как это случилось с продажей билетов на открытие после реставрации. Это продлится несколько месяцев, за которые все вспомнят прелести дефицита. Тогда и поднимут цену, уже безо всяких возмущений.

    Вот, к примеру, несколько месяцев назад Собянин обругал, кажется, префекта за идею взимать высокую плату за парковки в центре, грозился взять с того гигантский штраф, а теперь и сам приходит к этому же решению. Не знаю, что у него было в голове тогда, но теперь победил здравый смысл.

  • 18 ноября 2011DocZlo пишет:

    Скоро эти “заветные” билеты вообще никто из простых смертных не получит. А налогоплательщики для того и существуют-содержать властьимущих и обеспечивать их духовное развитие.

    • Квартиру в Москве никто из простых смертных не получит. Безобразие! Мерседес представительского класса никто из простых смертных не получит. Как же жить? Где справедливость? Давайте введём низкие регулируемые цены на квартиры в Москве и будем выдавать их не более чем по две штуки на один паспорт? Пусть с очередями, но у “простых смертных” будет возможность купить квартиру в Москве!

      Отличная логика, чё.

  • 18 ноября 2011DocZlo пишет:

    Извиняюсь, никто не знает, почем в Европе аналогичное удовольствие? Тогда и сегодняшнюю реальную цену можно было бы прикинуть..

    • Сегодняшняя реальная цена – у перекупщиков. Куда уж реальнее? Я видел цены от 3 тыс. руб. до 27 тыс. руб. в зависимости от места. В среднем где-то около 10-12 тыс. рублей.

  • 18 ноября 2011wrjan пишет:

    Артем, вы наверное давно ж/д билеты не покупали. Введя “именные” билеты, постепенно как раз и избавились от перекупщиков. А введя электронную торговлю, когда самостоятельно можно выбрать вплоть до номера места, покупка билета стала вообще элементарной задачей. Тем более во многих направлениях вообще избавились от такого понятия как билет и на поезд приходишь исключительно с паспортом.

    • Я регулярно покупаю ж/д билеты в России. И прекрасно понимаю, что их можно купить в кассе, а не у перекупщиков только потому, что их цена более-менее соответствует соотношению платёжеспособного спроса и предложения.

      Просто представьте, что с завтрашнего дня все билеты стали в 10-30 раз дешевле. Т.е. мой обычный маршрут Москва-Ульяновск в фирменном поезде (ночь пути) будет стоить, скажем, 150-200 рублей. Через сколько часов после этого в кассах не останется ни одного билета? И их не будет там больше вообще никогда. Хоть с паспортами, хоть с отпечатками пальцев.

  • 19 ноября 2011DocZlo пишет:

    Спасибо. Но про “как жить и где справедливость?” это уж Вы загнули. В монархии таких понятий просто не существует.

  • 25 ноября 2011Дмитрий пишет:

    http://rln.fm/2011/11/v-bolshoj-teper-tolko-po-pasportu/

    Статья на РЛН об этом,

Ваш комментарий

Имя:

Текст:

Также в этой рубрике:







Подписка на СуперИнвестор.Ru:


                    


Популярное за неделю

Рецензии

Реклама