Сырьевые трейдеры, которые владеют миром – 1

Опубликовано 21 Ноя 2011 в Переводы, Экономика 


По объёму торговли нефтью крупнейшие трейдеры сравнимы со странами Персидского залива. Источник фото: EnergyindustryPhotos.

По материалам Commodity Traders: The trillion dollar club

Лишь небольшая группа трейдинговых компаний на современном фондовом рынке специализируется не на торговле акциями, облигациями и прочими финансовыми инструментами, а на операциях с сырьем (продуктами питания, нефтью, металлами и тому подобными активами). Однако то, то таких компаний немного, не означает, что они мало зарабатывают. Скорее наоборот, последнее десятилетие стало для их бизнеса сверхприбыльным.

Сегодня сырьевые трейдеры образуют что-то вроде закрытого элитного клуба с необременительными правилами поведения. Чтобы понять, насколько они влиятельны, представьте, что вместе они контролируют более половины всех сырьевых товаров, которые вообще есть на рынке, а ежегодная выручка от их операций превышает $1 трлн.

Пять крупнейших сырьевых трейдеров совокупно показали в 2010 году выручку в $629 млрд - это лишь немногим меньше, чем заработали по итогам года пять крупнейших финансовых компаний мира и больше, чем составила выручка ведущих продавцов электроники и телеком-компаний.



Масштаб явления

Впечатляет? Напомним также и о том, что влияние сырьевых трейдеров на мировую экономику постоянно возрастает, а их бизнес в последние несколько десятков лет стал по-настоящему масштабным. Возьмем для примера лишь двух игроков рынка — нефтетрейдеров Vitol и Trafigura. Совокупно в прошлом году они продавали 8,1 млн баррелей нефти в день. Примерно столько же составляет нефтяной экспорт таких ведущих нефтяных держав, как Саудовская Аравия и Венесуэла вместе взятых.

Ещё одна компания, Glencore, в 2010 году контролировала 55% всего торгуемого на мировом рынке цинка и 36% всей торгуемой меди. Упорно предпочитающая держаться в тени компания Vitol в 2010 году владела более 200 танкерами и хранилищами на пяти континентах, и показала выручку в $195 млрд. Это вдвое больше того, что заработала на продаже своих гаджетов Apple.

Многие торговые компании имеют позиции стоимостью в несколько миллионов долларов или владеют большими объемами металлов или нефти в танкерах, которые могут выбросить на рынок в случае возникновения дефицита. Но нередко эти компании уже не просто торгуют нефтью или металлами, но и сами производят или хранят сырье, владея добывающими шахтами, танкерами, нефте- и газохранилищами, трубопроводами и портами.

А связи и знание внутренней ситуации делают их влиятельными игроками, особенно на быстроразвивающихся рынках в Азии, Латинской Америке и Африке. Торговые компании все чаще не просто становятся частью «пищевой цепочки» и занимаются снабжением других производственных компаний, как это было изначально задумано, но и сами ее создают и поддерживают эту цепочку в нужном им виде.

В результате, прибыль, которую получают сырьевые трейдеры, может быть поистине огромной, что напрямую отражается и на доходах отдельных сотрудников. Доходы тех, кто работает на сырьевых трейдеров, могут быть вдвое больше того, что платят своим сотрудникам банки с Уолл-Стрит. Швейцарский трейдер Glencore, который в мае 2011 года провёл размещение своих акций в Лондоне, платил некоторым трейдерам бонусы, измеряемые десятками миллионов долларов, а генеральный директор Glencore Айвен Глазенберг на IPO своей компании обогатился примерно на $10 млрд.

Правительство не вмешивается

Но самое удивительное при таких доходах то, что сырьевым трейдерам пока удается избегать повышенного внимания к себе со стороны властей. И это при том, что и американские, и европейские регуляторы проявляют интерес к банкам и инвесткомпаниям, которые покупают сырьевые товары в инвестиционных или спекулятивных целях. Отчасти это происходит из-за того, что сырьевые трейдеры часто сами держатся «в тени»: названия многих воротил рынка мало известны широкой публике. Многие сырьевые трейдеры до сих пор являются семейными, непубличными бизнесами, а значит не обязаны раскрывать свою финансовую отчетность. К тому же, в отличие от банков, их деятельность часто сложно контролировать финансовым регуляторам.

К примеру, в США законодательные нормы таковы, что если компания и в самом деле торгует «реальным» сырьем, а не ценными бумагами, она автоматически становится недоступной для контроля Комитета по финансовым рынкам и подобных органов надзора. И даже если американские финансовые регуляторы в ближайшее время сумеют ограничить банки в так называемых собственных операциях (proprietary trading), которые по сути являются спекуляциями с собственными средствами банка, новые правила не затронут сырьевых трейдеров. А они, между тем, проводят большой объем именно таких операций. Объем собственных операций сырьевых трейдеров составляет до 60-80% всей их операционной деятельности.

В дополнение к введенным ограничениям по собственным операциям для банков, американские законодатели 19 октября проголосовали за ограничения по размеру позиций на рынках нефти и металла. Банкам, которые торгуют фьючерсами на этих рынках, новые ограничения добавили поводов для беспокойства. Однако деятельность сырьевых трейдеров эти нормы опять-таки не затронут: они считаются «добросовестными» (bona fide) хеджерами и обычно имеют расширенные лимиты.

Как уже было сказано, сырьевые трейдеры покупают лучших сотрудников и имеют обширные фонды, а это дает им огромную власть на рынке. Ведущие сырьевые трейдеры диктуют цены на рынке, а покупателям остается лишь соглашаться на предложенные ими условия. Сырьевые компании сегодня пользуются огромным влиянием, а многие трейдеры обвинялись в манипулировании рынком.

Продолжение

 

Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьями в социальных сетях!


Ваш комментарий

Имя:

Текст:

Также в этой рубрике:







Подписка на СуперИнвестор.Ru:


                    


Популярное за неделю

Рецензии

Реклама

фанера фк по специальной стоимости . Приобрести фильтры тонкой очистки воздуха в Мск