Худший инвестор в истории

Опубликовано 13 марта 2012 в Персона 

Если Уоррен Баффетт традиционно считается лучшим в истории инвестором и управляющим (хотя это как считать), то должен быть и его антипод — худший управляющий, символ поражения, «мистер Убыток», олицетворяющий «тёмную сторону» вложений в акции. Такой человек действительно есть. Точнее, был, так как он покинул своих вкладчиков, перейдя в лучший мир в 1997 году, в возрасте 83 лет, будучи вполне успешным и состоятельным старичком.

Чарльз Стедман (Charles Steadman) не оправдал полученную им при рождении фамилию (одно из значений слова stead – «выгода, польза»). За последние 30 лет жизни он уничтожил десятки миллионов долларов, полученных от инвесторов в свои взаимные фонды (что-то вроде ПИФов). Интересно, что эти 30 лет были периодом «бычьего рынка» в США: стоимость пая в среднем взаимном фонде за те годы выросла в 20 раз. Фонды же Стедмана потеряли в общей сложности почти все средства вкладчиков.

Мистер Стедман отличался оригинальным взглядом на инвестиции. Так, один из его фондов был основан в 1960-е годы для вложений в компании, занимающиеся строительством и выращиванием сельхозпродукции на морском дне. Не мудрено, что этот фонд закрылся из-за потери всех денег. Правда, случилось это уже после того, как он дважды сменил объект инвестиций и даже название.



Компания Стедмана возникла ещё в 50-е. Во времена, когда ею руководил старший брат Чарльза Уильям, фонды не показывали каких-то выдающихся результатов — ни в положительную, ни в отрицательную сторону. Но в 1960-х Уильям умер, и власть в инвесткомпании получил его брат-юрист, который до того управлением капиталом не занимался.

И тут началось. Чарльз имел весьма своеобразные представления о том, как надо инвестировать деньги. Ему не хватало терпения, чтобы дождаться роста цены купленных акций, поэтому он их продавал вскоре после покупки. В результате, за год капитал фондов мог оборачиваться три-четыре раза. Заметим, речь идёт о временах, когда никакой алготорговли и роботов, проводящих тысячи сделок в день, не существовало. Зато платежи брокерам за сделки были велики. В результате, Стедман терял деньги дважды: и на неудачных вложениях, и на огромных «попутных» расходах.

Кроме того, странная инвестиционная деятельность фондов со временем привлекла внимание американского регулятора — Комиссии по ценным бумагам и рынкам (SEC), которая не раз пыталась открыть дело против Стедмана. Например, в 1977 году SEC обвинила Стедмана в незаконной перекачке активов из фондов в банк, который выдал ему личный кредит. Впрочем, ему всегда удавалось отбиться от обвинений, из-за чего в конце концов чиновники махнули рукой на «чудака» и доверяющих ему вкладчиков.

Бурная деятельность управляющего привела к печальным для этих вкладчиков результатам. Фонд American Industry потерял 50% с 1960 по 1997 годы, в то время как индекс S&P500 вырос в 15 раз. «Фонд роста» потерял 90% за 30 лет (с 1967-го), а лучший фонд Стедмана прибавил за последние 10 лет жизни Чарльза аж 29%. Правда, индекс за то же время вырос в 10 раз. Все четыре фонда под управлением Стедмана, дожившие до его кончины, оказались в числе десяти худших фондов в США за 30 лет. Количество инвесторов сократилось с 75 тыс. человек в 1970-е до 25 тыс. на конец 1980-х и до 10 тыс. на 1997 год.

После смерти неудачливого инвестора дочь и зять Стедмана Кэрол и Джером Кинни попытались возродить бизнес. Они переименовали компанию в Ameritor, ликвидировали два фонда и назначили главным управляющим в оставшиеся два Макса Катчера — соратника «босса» на протяжении последних 26 лет. В какой-то момент показалось, что в уникально неудачные фонды можно вдохнуть жизнь: в первые два года работы новый управляющий показал доходность 55% и 50%. Но дальше всё пошло как обычно: в 2000 году дочь Стедмана с мужем решили, что сами справятся с инвестициями и возглавили управляющую компанию, взяв помощники консультанта Пола Дитриха.

К 2007 году один из двух оставшихся фондов показал убыток 98,98%, а цена его паёв опустилась до нуля (менее 0,5 цента при минимально возможной цене 1 цент). Второй фонд «схлопнулся» в 2009 году. Но формально он просуществовал аж до 1 февраля 2012 года, когда был официально ликвидирован. На этом закончилась «загробная» история инвестиций самого неудачливого управляющего в истории.

Однако, есть два момента, на которые стоит обратить внимание и современным инвесторам.

Во-первых, несмотря на катастрофические «достижения» его фондов, сам Чарльз Стедман и его наследники чувствовали себя хорошо. Сам он жил в шикарных апартаментах в комплексе Watergate в Вашингтоне, где в разное время проживали Пласидо Доминго, Алан Гринспен, Моника Левински, Мстислав Ростропович, Кондолиза Райс и многие другие, включая сенаторов и сотрудников администрации президента США. Стедман любил живопись и роскошь: его офис, денег на который не жалели, был обставлен в стиле Людовика XIV.

Откуда же столько денег? Дело в том, что управляющая компания Стедмана взимала со своих фондов огромные платежи — от 9% до 26% в год (в разные годы по разным фондам). Эти деньги платились не от прибыли, а со всей суммы активов. Учитывая, что большую часть времени в фондах находилось несколько десятков миллионов долларов, суммы получались внушительные. Для сравнения: сейчас даже в хедж-фондах, отличающихся прожорливостью по отношению к деньгам инвесторов, платежи обычно составляют 2% от активов и 20% от прибыли в год. А обычные инвестфонды берут 1-2% от активов.

Второй важный момент заключается в том, что, несмотря на десятилетия ужасающих результатов инвестирования, Стедман продолжал управлять средствами частных вкладчиков. Почему они не забрали деньги? Большая часть всё-таки забрала — как мы писали выше, к 1997 году осталось всего около 10 тыс. вкладчиков по сравнению с 75 тыс. во времена расцвета компании. Куда же смотрели оставшиеся?

Американские журналисты тоже заинтересовались этим вопросом и выяснили следующее. Оказывается, многие инвесторы со временем просто умерли. Если, скажем, человек вкладывался в фонды Стедмана в 1960-е в возрасте 50 лет, то дожить до 90-х шансов у него было мало. А родственники не всегда знали об инвестициях, да и не у всех есть родственники. Другие инвесторы потеряли 80-90% своих вложений в эти фонды и просто махнули рукой на остатки в сотни или десятки долларов. Третьи, как ни странно, надеялись, что со временем что-то изменится, и они смогут «отбить» хотя бы часть испарившихся денег. Наконец, Чарльз Стедман был просто симпатичным пожилым человеком с оригинальными идеями и имиджем «борца с системой». Поэтому некоторые инвесторы оставляли свои деньги в фондах из чувства солидарности, возможно, даже не подозревая, как цинично Стедман использует их деньги.

История «худшего в мире управляющего» показывает, что в мире инвестиций важны только цифры, отчётность, доходность и умение принимать не всегда приятные решения. Неумелый или неудачливый управляющий может нанести огромный вред инвесторам, но условия работы инвесткомпаний таковы, что сам он при этом почти наверняка «выйдет из-под удара» и будет жить даже лучше, чем большинство тех, кто доверил ему деньги. Поэтому как бы вы ни вкладывали деньги — самостоятельно, через ПИФ, ETF или любой другой инструмент — за последствия отвечаете только вы. И действовать надо, исходя исключительно из своих интересов.

 

Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьями в социальных сетях!


2 комментария

  • 14 марта 2012DocZlo пишет:

    Чувствую, он станет моим кумиром…

  • 25 марта 2012Евгений пишет:

    Вот и доверяй после этого деньги в “доверительное управление”.
    Глаз да глаз нужен за такими умниками, которые при доходности фонда 50% решают, что и они не лыком шиты и могут сами порулить.

Ваш комментарий

Имя:

Текст:

Также в этой рубрике:







Подписка на СуперИнвестор.Ru:


                    


Популярное за неделю

Рецензии

Реклама

займ на карту спб на profi-credit.ru . приемлемое предложение: монтаж сигнализации в Алматы