Почему Сургутнефтегаз ничего не стоит?

Опубликовано 23 мая 2012 в События 

По данным на середину дня 23 мая 2012 года, капитализация компании Сургутнефтегаз (СНГ) составляет 993 млрд рублей. При этом, если верить аналитике Тройки Диалог, на счетах СНГ на конец марта было сосредоточено $31,4 млрд, в основном в долларах.

Учитывая, что СНГ от своей основной деятельности ежеквартально получает $1,5-2 млрд чистой прибыли, накапливающейся на счетах, к текущему моменту он наверняка владеет $32-32,5 млрд или 990-1000 млрд рублей. Триллион рублей наличными.

Получается, что вся компания, со всеми её нефтяными и газовыми активами, нефтепереработкой, энергетикой, страховым бизнесом, недвижимостью и пр. и пр. стоит практически ровно столько же, сколько имеет наличных денег на своих счетах. Иначе говоря, рынок оценивает «рабочие» активы Сургутнефтегаза примерно в ноль долларов (или рублей — как угодно). Неужели всё так плохо?



Если исходить из фундаментальных показателей, то Сургутнефтегаз должен стоить порядка $70 млрд как минимум, то есть более чем вдвое дороже нынешнего уровня. Компания генерирует $6-8 млрд операционной прибыли в год (то есть прибыли от бизнеса), что даже при очень низком p/e=5 даёт стоимость бизнеса на уровне $30-40 млрд. Плюс денежные активы более чем на $32 млрд. Плюс генерируемая ими прибыль в виде банковских процентов. Если же быть несколько более оптимистичным, то при желании можно увидеть «объективную» капитализацию на уровне порядка $100 млрд.


Лист стальной на http://mvesta.ru/sheet/steel-cold/ вы найдете по приемлемым ценам и в нужном ассортименте. Качество от профессионалов


Рынок же считает иначе. На данный момент вся стоимость бизнеса Сургутнефтегаза полностью уничтожена его акционерной политикой. Основные собственники компании официально неизвестны, дивиденды по обыкновенным акциям платятся низкие (0,6 рубля за прошлый год при цене акции 27-30 руб.), отчётности по международным стандартам нет, акций в свободном обращении мало, планы на будущее — в плотном тумане. Крупные и зарубежные инвесторы, которые определяют ситуацию на российском фондовом рынке, такие компании не любят.

При сохранении текущего положения дел шансов на рост стоимости Сургута до справедливого уровня не очень много. Впрочем, с 2013 года компания будет обязана публиковать отчётность по международным стандартам, что может открыть новые данные о её деятельности и стать катализатором роста котировок. Но, во-первых, до этого пока далеко, а во-вторых, до того времени может многое измениться.

После объявления о предстоящем назначении Игоря Сечина главой Роснефти снова оживились разговоры о создании государственной нефтяной суперкомпании на базе Роснефти, Сургутнефтегаза и, возможно, нефтяных активов Газпрома. Наблюдателями также рассматривается вариант слияния Роснефти с самим Газпромом, но это больше из области фантастики — слишком разные группы влияния управляют этими активами, слишком разные интересы за ними стоят. Впрочем, при желании можно разделить Газпром на добывающую и транспортную компании, после чего соединить Роснефть, Сургутнефтегаз, Газпром нефть и новый «Газпром газ» (без «трубы») в рамках государственного холдинга с сохранением операционной самостоятельности компаний.

Судя по массе вполне однозначных телодвижений в последние годы, Сечин хочет сделать из Роснефти значимую на международном уровне корпорацию, имеющую иностранные активы и плотные связи с нефтяными мейджорами. Но сначала её необходимо укрупнить и накачать «живыми» деньгами, для чего Сургутнефтегаз подходит идеально.

Другое дело, что в случае крупных сделок с акциями Сургута могут всплыть его реальные владельцы. Впрочем, никто не мешает Сечину и Ко провести спецоперацию «БайкалФинансГруп-2» через ООО, зарегистрированное в тверской рюмочной.

БайкалФинансГруп (БФГ) — подставная компания с уставным капиталом 10 тыс. рублей, созданная для выигрыша аукциона по продаже 76,79% акций компании Юганскнефтегаз во время уничтожения ЮКОСа. Была зарегистрирована в Твери. После формальной победы на аукционе была куплена компанией Роснефть. По различным косвенным признакам, за БФГ стояли юристы Сургутнефтегаза. Возможно, его же деньги (через Сбербанк) в сумме $1,7 млрд были использованы для внесения аукционного залога.

Другой вариант — выкуп акций СНГ у текущих владельцев (включая миноритариев) за счёт собственных средств компании с последующей передачей контрольного пакета Роснефти. Но тогда теряется часть наличных средств, которые уйдут в карманы собственников Сургута.

В любом случае, пока это всё ни на чём не основанные фантазии. Но рано или поздно какие-то решения по поводу Сургутнефтегаза будут приняты, и это может отразиться на стоимости его акций. Остаётся вопрос — в лучшую или в худшую сторону.

Миноритариев у компании мало, на них можно не обращать внимания ни при голосовании по решениям, ни при распределении прибыли в случае выплаты крупных дивидендов или выкупа акций. Все решения будут приниматься руководством страны. В этом — ключевой риск ситуации, так как при желании миноритарев достаточно легко «кинуть», проведя сделки в интересах государства, покупателя и главных акционеров Сургутнефтегаза. Поэтому ставка на «корпоративные события» в Сургуте — это интересная, но рисковая ставка. Даже если мы понимаем, что компания недооценена как минимум вдвое.

 

Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьями в социальных сетях!


Ваш комментарий

Имя:

Текст:

Также в этой рубрике:







Подписка на СуперИнвестор.Ru:


                    


Популярное за неделю

Рецензии

Реклама

нанять миграционного адвоката в Москве через интернет