Рост цен на продовольствие: что случилось, почему и как на этом сыграть

Опубликовано 20 июля 2012 в Ликбез, События 


На фото: Рекордные цены на кукурузу обогащают трейдеров, но плохой урожай бьёт по фермерам. Источник: ANP

Биржевые цены на зерно в последние дни бьют текущие и многолетние рекорды, но вполне возможно, что это только начало. Урожай в США оказался под угрозой существенного сокращения относительно ранее сделанных прогнозов из-за сильной засухи, поразившей сельскохозяйственные районы.

Пшеница на торгах Чикагской биржи подорожала до четырёхлетнего максимума $9,37 за бушель, кукуруза показала исторический рекорд цены $8,12 за бушель, соя также вышла на исторический максимум $17,46 за бушель (все цены — по наиболее торгуемым контрактам). Особенно резко котировки начали расти с июня: пшеница и кукуруза всего за месяц подорожали примерно в 1,5 раза.

Нынешняя засуха в США считается сильнейшей с 1956 года: она затронула уже более половины основной территории США. Кроме того, низкий урожай пшеницы ожидается в России и Австралии, а аргентинские фермеры в текущем году резко сократили площади под зерновые. Всё это может привести к дальнейшему росту цен на зерно, причём, в силу определённых обстоятельств, этот рост может стать самоподдерживающимся. Рассмотрим ситуацию подробнее.



Как и чем торгуют

Под биржевыми ценами на те или иные сельхозтовары обычно подразумеваются цены фьючерсных контрактов, торгуемых на различных биржах. В первую очередь, учитываются сделки с фьючерсами на Чикагской бирже (CME). В Европе зерновые активно торгуются в Париже,и Лондоне.

На каждой бирже одновременно торгуется несколько фьючерсных контрактов по одному товару — с разным временем исполнения, но в прессу традиционно попадают цены по контрактам с наибольшим оборотом на данный день. Так, сейчас в Чикаго самые торгуемые контракты на пшеницу — сентябрьские, на сою — ноябрьские, на кукурузу - декабрьские.

Большинство участников торгов, конечно, не собираются на самом деле покупать зерно, они используют фьючерсы в качестве финансового инструмента, пытаясь угадать, в какую сторону пойдёт цена товара в будущем. Тем не менее, реальные цены на реальное зерно в существенной степени зависят от этой игры.

К фьючерсным ценам также привязаны цены инвестфондов, вкладывающих деньги клиентов в эти контракты, например, «сельскохозяйственных» биржевых фондов (ETFов). С их помощью сделать ставку на рост цен продуктового сырья могут и рядовые инвесторы, которые не хотят связываться с рискованной торговлей фьючерсами.

Взаимное влияние

Цены на пшеницу пока не вышли на исторические максимумы: в 2008 году они достигали $13 за бушель. Зато котировки кукурузы и сои уже бьют рекорды. При этом в реальности цены всех зерновых сильно связаны между собой.

Дело в том, что зерно используется не только «напрямую» для производства пищи, но в качестве корма для скота. В США обычно коров и свиней кормят кукурузой (помимо сена и прочих кормов), так как она дешевле и её больше. Однако, резкое сокращение урожая этой главной для Штатов сельхозкультуры вынуждает скотопромышленников переходить на закупки более дорогой пшеницы, повышая спрос на неё на фоне падающего из-за той же засухи предложения. Соответственно, цены на пшеницу должны вырасти сильнее, чем могли бы, если бы на них действовала только засуха. Но если цена пшеницы резко поднимется и вновь оторвётся от цены кукурузы, то спрос производителей мяса вновь переключится на кукурузу, что на крайне «тонком» рынке вызовет скачок котировок. И далее по кругу.

США — крупнейший в мире экспортёр зерновых, поэтому чисто физически нехватка зерна стране не грозит: просто часть потенциального экспорта будет направлена на внутренние нужды. Если бы проблемы с урожаем ожидались только в США, всё было бы не так печально: интересы стран-импортёров могли бы удовлетворить другие экспортёры — Австралия, Канада, Россия, Казахстан и Аргентина. Но в нынешнем году плохая погода стоит во многих крупных экспортёрах зерновых, поэтому предложение пшеницы, кукурузы и сои резко упадёт по всему миру, то есть цены вырастут везде. Соответственно, американским потребителям придётся ориентироваться на международные — высокие — цены.

Ещё один вторичный эффект роста цен зерновых — рост цен на мясо. Во-первых, дорожающие корма сами по себе переносят повышенные цены на мясо. Во-вторых, при определённом уровне закупочных цен на корма некоторые мясные хозяйства становятся неэффективными, и стадо массово идёт под нож. Сначала это окажет стабилизирующее действие на цену мяса (так как предложение увеличится), но позже из-за сокращения поголовья скота мясо подорожает.

Идём в супермаркет

Казалось бы, столь существенные изменения цен на сырьё не могут не отразиться на чеках в магазинах. Вроде бы, логично: хлеб делается из муки, мука — из зерна, а зерно дорожает, значит хлеб должен дорожать. То же самое с макаронами, колбасой, кондитеркой и прочим. И всё же это не совсем так.

Намного больше половины цены товара на полке супермаркета составляют расходы, не связанные с закупками сельхозсырья. Это зарплаты работников магазина и всей цепочки производителей, цена упаковки, транспортировки, расходы на рекламу, производственные расходы (электричество, вода, газ, амортизация оборудования), налоги, прибыль всех компаний, принимавших участие в производстве. По данным 2008 года, в США фермеры получали только 15,8 цента из каждого доллара, заплаченного потребителями за еду. Поэтому рост цен сырья в полтора раза означает потенциальное увеличение цены конечного продукта всего на 7-8%, да и то существенная его часть «демпфируется» на промежуточных этапах за счёт прибыли. Очевидно, что в разных странах доля сырья в цене товара разная, но масштаб везде примерно тот же.

Правда, тут действует правило: чем более «сырой» продукт вы покупаете, тем больше на него влияет рост сельхозцен. Скажем, в цене свежей свинины или молока доля «базовой» цены сырья намного выше — вплоть до половины. А в каком-нибудь пирожном она падает до 5-7%.

В России ситуация несколько отличается от положения дел в «более рыночных» странах. Здесь власти прямо или косвенно регулируют цены на основные продукты, включая хлеб, мясо, молоко, поэтому магазинам и производителям сложнее переносить биржевые котировки, например, пшеницы на конечный товар. Да и российский рынок в целом более закрыт, чем американский или европейский. Всё это ещё больше сглаживает колебания цен в магазинах, хотя отдельные эксцессы, конечно, случаются — вспомним историю с гречкой.

Как сыграть

Играть на американских фьючерсах довольно сложно и рискованно, этим должны заниматься профессиональные трейдеры. Для частных инвесторов-любителей намного более приемлем другой способ — вложения в ETFы и ETNы, а также ПИФы. Если у вас есть доступ к иностранным торговым площадкам, вы можете купить паи биржевых фондов, вкладывающихся в сельхозтовары, и соответствующие биржевые ноты.

Крупнейший сельскохозяйственный ETF - DB Agriculture Fund с активами за $2 млрд. Он инвестирует во фьючерсы на сельхозтовары «широким фронтом»: это и пшеница, и скот, и сахар, и кукуруза, и соя, и кофе с какао. Всего фонд содержит 28 различных бумаг, 10 из которых занимают 91% активов. Доходность паёв DBA за последние 4 недели составила 13,5%.

Вторая интересная бумага данного сектора имеет длинное название DJ-UBS Grains Total Return Sub-Index ETN. Это биржевая нота, то есть долговое обязательство, доходность по которому соответствует зерновому индексу Dow Jones, включающему всего три фьючерса — на сою, кукурузу и пшеницу. Доходность бумаги за последние 4 недели составляет 35%.

При желании можно вкладываться в фонды, отслеживающие котировки только одного товара. Скажем, фонды компании Teucrium дают возможность покупать по отдельности «кукурузу», «сою», «пшеницу», «сахар», а также «нефть» и «газ» (точнее, получать доходность, равную изменению цены этих активов). Каждый фонд содержит только фьючерсы на соответствующие товары.

Сделать ставку на дальнейший рост цен на продукты можно и через российские инвесткомпании. Правда, стоить это будет на порядок дороже: если в западных ETFах расходы на управление составляют обычно доли процента от активов, то в российских ПИФах — несколько процентов.

По структуре активов наиболее близок к интересующим нас фондам ПИФ «Мировая продовольственная корзина» компании «Газпромбанк — Управление активами». Он инвестирует деньги вкладчиков в паи европейских «продуктовых» ETFов. Но, честно говоря, делает это странно: доходность ПИФа с начала года по конец июня — минус 2,77%. Как на таком рынке можно умудриться получить отрицательную доходность, представить очень сложно. Кроме того, этот фонд — интервальный, купить его паи можно будет не раньше 15 сентября.

Если вы готовы вложить «в продовольствие» значительную сумму — от миллиона рублей (а лучше больше), вы можете обратиться в любую крупную инвесткомпанию, где специально для вас сформируют портфель из западных продовольственных ETFов. Но и заплатить за это опять же придётся несколько процентов от суммы плюс, возможно, существенную часть прибыли. Очевидно, проще напрямую купить паи ETFов через западного или российского брокера.

 

Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьями в социальных сетях!


Ваш комментарий

Имя:

Текст:

Также в этой рубрике:







Подписка на СуперИнвестор.Ru:


                    


Популярное за неделю

Рецензии

Реклама