Не шмогла

Опубликовано 16 Окт 2012 в События 

Ипподром. Мужик стоит у букмекерского окошка и решает, на какую лошадь поставить. К нему подходит дряхлая костлявая кобыла и просит: «Поставь, добрый человек, на меня. Я хоть и страшненькая, но бывшая чемпионка, и сегодня в ударе, как никогда! Но на меня никто не ставит. Выиграю – сорвешь огромный куш!». Подумал-подумал мужик и решил поставить. В забеге кобыла пришла последней. Мужик бросается к ней и кричит: «Ну, что же ты?! Я так на тебя надеялся!». А она смотрит на него грустными-грустными глазами и выдыхает: «Ну, не шмогла я, не шмогла!»

Когда Путин внезапно увлёкся хоккеем, было решено возрождать знаменитую команду ЦСКА. Спорт этот в тот момент был в загоне — ни болельщиков, ни телевидения, а значит, и большие проблемы со спонсорами-рекламодателями. Потому неофициальным решением «сверху» к финансированию ЦСКА была приставлена Роснефть. Когда коммерческие спонсоры отвернулись от футбольной команды «Алания», ей опять же назначили «патрона» в лице Русгидро. По слухам, по поручению лично Путина Ростехнологии и Сибур за 12 млн евро купили место в Формуле-1 никому там не нужному «первому российскому пилоту» Виталию Петрову.

Похоже, эту замечательную практику пора переносить и на фондовый рынок. Акции Промсвязьбанка, попытавшегося выйти на IPO в Москве и Лондоне, оказались мало кому нужны даже по очень низкой цене. Но разве это беда? Надо поручить профинансировать размещение (по крайней мере не раскупленных инвесторами бумаг) какой-нибудь (около)государственной структуре! Тем более, что деньги-то там по нынешним временам небольшие, сравнимые с расходами «питерских» на футбольный Зенит.



Промсвязьбанк (ПСБ) решил «сесть на хвост» Сбербанку, очень удачно разместившему свои акции в Лондоне, и на волне его успеха привлечь свежие деньги в капитал. Чтобы ускорить процесс выхода на биржу, основные хозяева банка братья Ананьевы хотели сначала продать существующие акции, а потом на вырученные деньги купить новые. В результате, банк получил бы несколько сот миллионов долларов в капитал. Такая процедура из-за бюрократических особенностей быстрее и проще, чем непосредственный вывод новых акций на биржу.

Для ПСБ это сейчас жизненно важно, так как слишком бурное развитие банка привело к критически низкому отношению капитала к взвешенным по риску активам («норматив Н1») — в непосредственной близости от 10%. Опускаться ниже 10%, вообще говоря, нельзя, но если очень хочется, то иногда немножко можно. ПСБ с 2007 года балансирует по этому показателю на грани допустимого уровня, периодически пересекая его то в одну, то в другую сторону. Центробанк, который при большом желании за такие шалости может и лицензию отобрать, пока закрывает на это глаза, но в любом случае рано или поздно ситуацию надо исправлять.

Впрочем, сама продажа акций вряд ли сильно помогла бы банку в деле исправления норматива Н1. Ожидавшиеся $400-500 млн — не очень большие деньги для банка такого размера, и их привлечение в капитал подняло бы Н1 примерно на 1 п.п. до 11%. Скорее всего, стратегическая цель размещения заключалась в получении рыночной оценки ПСБ для каких-то дальнейших действий, например, продажи части акций или использования их в качестве залога. Хотя, с другой стороны, на полгода, а то и больше запаса в 1 п.п. по Н1 хватило бы для продолжения роста активов.

Братья Ананьевы предложили инвесторам очень привлекательные условия: была названа цена акций, при которой капитализация банка оказывалась ниже размера его капитала. Откуда такая щедрость?

Промсвязьбанк — не очень «рыночный» и не очень прозрачный. Например, четверть всех депозитов в банке приходится на первую десятку клиентов. Для кредитов этот показатель равен 16,2%. Очевидно, что бизнес банка сильно зависит от единичного количества компаний или людей. При этом 82% кредитного портфеля приходится на низкодоходные и рискованные корпоративные кредиты, зато 20% депозитного портфеля — это розничные депозиты с относительно высокими ставками.

Всё это вызывает сомнения у профессиональных инвесторов и нежелание влезать в историю по покупке акций банка. Крупным участникам рынка намного более комфортно покупать акции абсолютно понятного, прозрачного и защищённого государством Сбербанка, который, к тому же, регулярно добивается очень высоких финансовых показателей.

Кроме того, появившийся уже в ходе размещения и как бы положительный слух о том, что существенную долю предлагаемых акций готов купить крупный инвестор, оказался неприятным для остальных потенциальных участников сделки. Если бы большая доля бумаг ушла одному покупателю, он вряд ли выставил бы этот пакет на биржу. Скорее всего, речь могла идти о стратегических долгосрочных инвестициях. А это означает, что в свободное обращение поступило бы совсем немного акций общей стоимостью всего лишь в десятки миллионов долларов. Возникли большие сомнения в ликвидности бумаг на биржах.

На все эти факторы наложилась и совсем недавняя история с конфликтом ПСБ и Газпромбанка вокруг компании «Криогенмаш». Ещё до кризиса ПСБ продал это предприятие группе Газпромбанка, но потом банк, контролируемый «питерскими», захотел переиграть сделку, вернув завод ПСБ в обмен на большие деньги. Ананьевы не согласились, после чего подверглись мощной политической и пиар-атаке. Учитывая, что «группа Газпромбанка» сейчас — самая могущественная в стране, конфликт с ней может оказаться слишком неприятным.

Стоит напомнить и о том, что братья Ананьевы — не очень публичные люди с неясными целями и неизвестными широкой инвестиционной публике бизнес-манерами (или слишком хорошо известными, но не всем). Не секрет, что любые финансовые показатели при желании можно завышать и занижать, дивиденды миноритариям платить или не платить, а управленческие решения принимать, не обращая внимания на каких-то там мелких акционеров. При таком раскладе инвестирование в акции банка — очень большой риск.

Наконец, в целом ситуация в экономике и политике России настолько плоха с точки зрения западных инвесторов, что покупать акции, продаваемые дёшево и явно в сильной спешке, несколько стрёмно.

В общем, кавалерийская атака Промсвязьбанка на биржи захлебнулась. Как пишут в деловой прессе, книга заявок на акции была сформирована всего за пару часов до конца срока, да и то - по самой нижней границе ценового коридора, на что организаторы размещения явно не рассчитывали. Получилось как в анекдоте: «ну не шмогла я». С репутационной точки зрения банку показалось выгоднее отказаться от публичного размещения акций, туманно намекнув, что у него есть вариант продать бумаги крупным инвесторам.

Эта история — символ всего российского фондового рынка. Компании, которые на нём торгуются, в основном непрозрачны, зависимы от действий крупнейших акционеров, акции этих компаний неликвидны, а общая ситуация в стране отнимает у бизнеса огромную часть потенциальной стоимости. Поэтому интерес вызывают только очень отдельные бумаги, за которыми стоит какая-то уникальная инвестиционная история, выделяющая их из общей серой массы. Акции Промсвязьбанка к ним явно не относятся.

 

Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьями в социальных сетях!


2 комментария

  • 20 октября 2012Алексей пишет:

    Петров не вылезает из 15-20 мест не по своей воле. В этом виде спорта далеко не все зависит от пилота. Партнер Петрова по команде не далеко ушел от него в личном зачете. А “забавность” в том, что в нашей монополизированной стране других вариантов как договариваться нет, тем более что монополии с нас же и дерут три шкуры.

  • 20 октября 2012Алексей пишет:

    А статья познавательная. Мне нравится.

Ваш комментарий

Имя:

Текст:

Также в этой рубрике:







Подписка на СуперИнвестор.Ru:


                    


Популярное за неделю

Рецензии

Реклама